❖Откуда ты, Русь?


 История руссов может быть для удобства разделена на две части: 1) легендарную и 2) историческую. К легендарной относятся дощечки, где описываются действия легендарных лиц (русского Адама, имя которого даже не дошло до автора «Влесовой книги»), праотца Богумира, имена членов семьи которого уже сохранились, и праотца Оря, о котором говорится так много, что его следует скорее всего поставить первым в ряду исторических лиц. Возможно даже, что в дальнейшем удастся и установить приблизительно век, в котором он жил.


В дощечках, говорящих о действительно исторических лицах, мы находим ряд имен, начиная с праотца Оря и кончая Аскольдом и Ереком (вероятно, Рюриком). Кроме того, мы встречаем указания на времена Германариха, Галареха и других гуннских вождей, равно как и на времена Буса, Мезенмира и целого ряда русских князей, неизвестных нам из истории. Довольно много данных о Кие, его братьях и т.д. Помимо этих имен, могущих быть хронологическими вехами, неоднократно упоминаются важные события в жизни русского племени, например, появление на Карпатах, уход оттуда на Днепр и т.д.
Мы попытаемся дать только самый краткий схематический очерк исторических вех, отмечая, конечно, что многое уточнится в будущем, когда опубликуют весь текст, а также расшифруются многие темные места.

 
1. Имя русского Адама неизвестно. В 15-й дощечке лишь сказано, что – во «время оно был муж (“менж”)доблестен, который назывался отцом в Руси». У него была жена и две дочери. Жил он в степях, имел много скота – коров и овец. Но у дочерей не было мужей. Однако бог дал ему измоленное, т.е. он выдал дочерей замуж (обратная сторона дощечки, по-видимому, не была переписана). 
В этом сообщении интересны два пункта: 1) не названо ни одного имени, 2) неизвестный праотец жил в степях и имел много скота. Неупоминание имени праотца мы считаем очень характерным и говорящим в пользу аутентичности летописи: в этом сказалась отличительная черта русского народа – нелюбовь к фантазиям. Имя праотца забыто. С этим считаются. И никому не придет в голову выдумывать имя, хотя имена в легенде о следующем праотце уже даны. Будь это греки или римляне – имя было бы дано непременно. Указание о степях и скоте чрезвычайно важно и интересно, в особенности если мы примем во внимание дальнейшее содержание дощечек, где упоминание о скоте, траве, степях буквально не сходит с уст рассказчиков. Авторы «Влесовой книги» рисуют древних руссов как типичных скотоводов. Если они и занимались земледелием, то это был подсобный промысел.


До сих пор ни один исторический источник не сообщал о существовании племен славян-скотоводов. Все считают их либо земледельцами, либо охотниками и рыболовами. Если мы примем во внимание, что место действия всех главных событий во «Влесовой книге» приурочено к причерноморским степям, то теоретически скотоводство наших предков вполне оправдано: это зона преимущественного скотоводства, хотя по долинам малых и больших рек земледелие может играть первенствующую роль.
Скотоводческий образ жизни руссов делает понятным и большой территориальный охват «Влесовой книги»: от Карпат до Волги, затем постоянные указания о передвижениях, смене места жительства – для скотоводов это явление совершенно нормальное, даже неотъемлемое. Поэтому упоминание то Сурожа (Крым), то рек Калки Большой и Малой, то Дуная и Дона, то Волги и Придунавья – реалистические подробности этих странствий.
Вместе с тем становится понятным и преимущественное упоминание гуннов («енгушти») и готов («годь»), которые были постоянными соперниками в обладании причерноморскими степями. В одном месте прямо сказано, что с готами пришлось бороться 400 лет. Эта замечательная подробность открывает нам целый особый раздел истории Руси: период кочевой, или, вернее, полукочевей, господствовавший, по-видимому, в первых столетиях нашей эры. Этот этап экономического развития Руси остался совершенно неучтенным официальной историей . Образ жизни, рост производительных сил имели совсем иной характер, чем это до сих пор представляли. Эта особенность «Влесовой книги» говорит опять-таки в пользу ее аутентичности: она не повторяет уже известного, а открывает то, что всем нам неизвестно, она вполне оригинальна и ничему не подражает.


2 Таким же скотоводом изображен и второй легендарный герой – Богумир, жена которого звалась Славуня, дочери – Древа, Скрева и Полева, а сыновья – Сев и Рус (младший). Легенда рассказывает, что Бугомир не имел мужей для своих дочерей. По совету жены он отправился на поиски женихов. К вечеру он стал в поле у дуба и разложил костер. Затем он увидел трех всадников, устремившихся к нему. Те подъехали и сказали: «Здрави буди! Что ищешь?» Богумир рассказал о своей нужде. Те отвечали, что они в поисках за женами. Богумир вернулся в свои степи, ведя трех мужей своим дочерям. Далее несколько строк уничтожено. Затем сказано, что отсюда произошли три славных рода – древляне, кривичи и поляне. От сыновей же произошли северяне и русы.


В этой легенде интересны два момента. Во-первых, явно еще чувствуется влияние матриархата: племена носят имена прародительниц. А, во-вторых, в другом месте «Влесовой книги» происхождение названий племен объясняется иначе – именно так, как в несторовской летописи, т.е. жители лесов называются древлянами, степей – полянами. Это показывает, что уже в глубокой древности русы задумывались над происхождением имен и выставляли различные гипотезы. Причем две разные гипотезы существовали в одном и том же произведении. Легенда о Богумире привлекает еще и тем, что в конце ее имеются интересные подробности о месте и времени – обстоятельство также весьма оригинальное в отношении легенды. Обычно всякая легенда уклоняется от точности, а просто говорит: во время оно. Сказано дословно так: «…yтвopice родiтые о седме рецех iдеже обiтващехом заморья о кpai зелень а камо скот! (…) древны iсходу до карпенстеа гopi… то бяща она лятш пред тысенщ тpie сты за iерманреху…»
Перевести это можно приблизительно так: «создались те роды (от дочерей и сыновей Богумира) у семи рек, где обитали заморье в Зеленом крае и куда водили скот до исхода к Карпатской горе…было это перед 1300 лет до Германариха» (№9а, 15–17).
Где был этот Зеленый край и о каком заморье идет речь – неизвестно. Но он упоминается еще раз. И есть надежда, что местоположение его будет установлено точно (см. ниже).
В другой дощечке, №15а, 7–14, имеются некоторые подробности древнейшего пребывания руссов. Сказано: «праоцы… iзыдощьша од крае седьемрiецштиа о горе ipштia а загогрiа обентыша вiек а такова попехщьша, iде на двоерiеце… а теше до земе cpштie а тамо ста пождiе, iдьша горыма а спезiема а лiадыма а от (…) до степны… дьшiа о пpie тie гopia карпенсте…»
Таким образом, самым древним местопребыванием руссов был край семи рек. Они вышли от райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в область Двуречья… и попали в землю «Cpштie» [?], там стали, подождали и пошли большими горами, снегами, льдами и попали в степь… и пошли к Карпатской горе.
Так как Германарих умер в 375 г., а жил будто бы более 100 лет, мы примем условно его время – 300 г. н.э. Значит, руссы жили в области семи рек за 1000 лет до н.э. у какой-то райской горы, а затем пошли в двуречье, потом, после долгих переходов через снежные горы, очутились в степи, а оттуда пошли к Карпатам.


3. Имеется дощечка (5а, 1–10), которая содержит как бы схему основных этапов жизни руссов. Она говорит: «лiаты до дiру за тенсенце пенте ста iдоша прады нашы до гуре карпанеске а тамо со оседнеща жiвiа кладно», т.е. «за 1500 лет до Дира пошли наши предки к Карпатской горе и там осели, живучи богато».
Если мы примем время Дира условно – 850 г., приход руссов в Карпаты относился, стало быть, приблизительно к 650 г. до н.э. До этого они пребывали в области семи рек и других местах с 1000 г. до н.э. Мы не будем сейчас стремиться к уточнению, постараемся прежде всего установить основные вехи.
Далее сказано (мелочи опускаем), что «тако сец 6iaщ жiвуть пепте ста леты а тамо птщехомсеп до всхдiацу суне а адехом до пьпре та бо рiека есе до мориже тецаiа то полуноце сiадще на не а сепiмепован (и)епре npeпeнтei… а тамо осепдещiа сент леты».
Проживши в Карпатах 500 лет, предки пошли на восход солнца к Днепру, та река течет в море, и сели на ней к северу и так званой Непре Припути, т.е. Припяти, и там сидели 500 лет.
Примечательно, что Днепр называется всюду Непра. Боплан на своих картах отметил, что Днепр народом также называется Непра. И здесь автор «Влесовой книги» на высоте знаний той эпохи.
Кто был руководителем всех этих передвижений – не сказано. Праотец Орь, по-видимому, принадлежит к эпохе послекарпатской и даже последнепровской.


Из сказанного видно, что приход руссов к Днепру относится примерно к 150 г. до н.э. Он состоялся в направлении, уже совершенно точно определенном: от Карпат на восток к Днепру. О всех же предыдущих передвижениях и направлениях мы пока ничего сказать не можем.
Далее сказано, что предки были союзниками «ильмерцев» и что они жили богато, разводя в степях скот. Однако ильмерцы оставили руссов и пошли на юг. В то же время началась борьба с костобоками, называемыми «костобце». Борьба с костобоками продолжалась 200 лет. В конце концов руссы, будучи побеждены, вынуждены были бежать в леса («а наше родiце тещешетi до лiашi пребендены суте»). И пребывали там 100 лет. Далее идет уже речь о готах Германариха. Уточнение хронологии мы пока оставляем в стороне.


4. Интересной вехой является первая встреча с готами, рассказанная в 9-й дощечке. Время этой встречи пока не выяснено. Приблизительный перевод таков: «…Пришли из Зеленого края к Готскому морю и там наткнулись на готов, которые преградили путь. И так бились за ту землю, за жизнь нашу. До того времени были отцы наши у берегов моря на Ра реке (очевидно, Волге) и с великими трудностями переправили через нее своих людей и скот на тот берег, идучи к Дону (“идьща дону”), и там увидели готов. Шедши далее на юг, увидели Готское море и готов, вооружившихся против нас, и так принуждены были биться за жизнь свою и добро».


Содержание исключительно интересно из-за указаний на географические пункты, которые можно узнать немедленно. «Зеленый рай» – это степи к востоку от нижней Волги вдоль Каспийского моря. Река Pa – бесспорно Волга, как это выясняется и из других источников – текстов «Влесовой книги», а также потому, что многие авторы древности называли ее так. «Готское море» – Азовское, безусловно.
Речь идет о переселении руссов с востока из-за Волги к Дону и далее на юг к Азовскому морю, где они встретились с сопротивлением готов, которых увидели впервые. Любопытна реалистическая подробность: переправа людей и скота через Волгу сопровождалась большими трудностями. И здесь опять подчеркивается значение скота. О прочих деталях мы пока не говорим, считая преждевременным.


5. Очень интересен отрывок дощечки 26в: «…а кiе венде за рушь i шеко венде племы а хоревь хорвы свеа… одеiде хоревь i шех одо iне а сехом до карпанеське гopia i тамо бiахомь iнi граде творiаем iну iмiахом соплемены iнiai богенстве iмiахом велко, се бо врзi налезеще на ны i то тещахом до кiе градо а до голуне а тахомь оселещетеся…»


Здесь мы имеем вариант известного сказания о Кие, руководившем Русью, Щеке, с его щеками, и о Хореве, предводителе хорватов. В отрывке упомянут момент, когда хорваты и щеки (не чехи ли?) отошли от руссов снова на запад к Карпатам, но пребывание их там было недолгим: враги вынудили их вновь бежать до Киева и Голуни и, очевидно, уже окончательно поселиться там.
Всплывает тут упоминаемый не раз город Голунь, или Голынь, о котором наша история ничего не ведает. Название невольно наводит на мысль, что употребляемый также много раз термин «колунь» является одним и тем же. И, возможно, выражение «Русколунь» объясняется как Русь Колуни. А это, в свою очередь, совпадает с измененным иностранцами словом «Роксолань». Расшифровка пока нам кажется преждевременной, но в будущем возможной.
За тем отрывком следует не менее занимательный: «…i се кые умре за трщесе те ляты владыщете ны i по семе бiащ лебедiан ix се реще славере i тые живе двасепте ляты а поте бiасть верен зъ влiкоградiе текожьде двадесенте i тому сережень десенте…»


Устанавливается, таким образом, что Кий княжил 30 лет. За ним был Лебедян, называемый также Славер, который княжил 20 лет. После него был Верен из Великограда (или Великоградья). Наконец, Сережень, что княжил 10 лет. Иначе говоря, мы располагаем последовательным рядом четырех князей, княживших в сумме 80 лет. Вряд ли эта цифра точна, ибо княжения всех даны явно в округленных цифрах.
Напоследок, почти наверное, это не представители одной династии Кия, а князей, избиравшихся после Кия. Ибо, во-первых, нет ни слова об их родственных отношениях. А во-вторых, во многих местах подчеркивается, что раньше на княжения избирали и лишь в последнее время (когда – неясно) стали княжения наследственными. Пункт очень важный – можно приблизительно установить время зарождения феодализма .
Имя Лебедян невольно наталкивает на мысль, не здесь ли речь о «воеводе Лебеде» (и стране его «Лебедии»), который упоминается в византийских источниках. Сопоставление данных о Кие, «строящем городу», и воеводе Лебеде, наравне с данными Стрыйковского, что Киев построен в 430 г., может значительно уточнить времена Кия. Детализацией этого и других подобных ему вопросов мы здесь не имеем возможности заниматься.


6. Об Аскольде и Дире имеется несколько глухих и прямых указаний на разных дощечках. Напр. (№6): «…ту прве ворензе прiдша до русе асклд сылоу пограмлi кнезе нашему а птолце го асклд а позде дiр уседшiсiа на не iако непршен кнза тi то кнжiте поша над она до iста… iако бiаста она кнзе од гръцех крцена асклд есе темен вое а теко днесе од грьцех осьвецен…»
Отрывок этот четко указывает, что Аскольд и Дир были чужими, притом варягами. Аскольд разгромил силы местного князя и стал «непрошен князь», т.е. стал править силой. В каких отношениях были Аскольд и Дир, и здесь неясно. Но вернее всего, что Аскольд был лишь воеводой Дира. Последний появился и сел в Киеве уже после победы Аскольда над местным русским князем. Восточные источники вообще Аскольда не знают, а только Дира. Оба, по-видимому, были окрещены греками.
В дощечке 7, 2 находим такие строки: «…за тенсенц тpie сты леты од iсхъду крпеньсте асколд злы преиде на ны ту зегненсе народе мые…»


Прилагательное «злый» по отношению к Аскольду и указание, что народ «согнулся», показывает недоброжелательное отношение летописца к Аскольду, явившемуся непрошеным и силой покорившему киевлян. Очень важно указание, что Аскольд появился в Киеве после 1300 лет от исхода руссов с Карпат. Так как появление Аскольда можно условно приурочить к 850 г. н.э. (вероятно, несколько позже), то исход с Карпат припадает приблизительно на 450 г. до н.э. Округлость цифры (1300) показывает на ее приблизительность. Но точность ее до столетия весьма вероятна. Так как во «Влескниге» дается несколько разных дат исхода с Карпат, в дальнейшем дату, по-видимому, можно будет уточнить.


В других отрывках сказано, что варяги суть «хищники». Эти указания опровергают версию, что «злой» Аскольд и Дир были потомками Кия. Во многих местах все время говорится об избираемости князей. И лишь в одном месте сказано, что ныне власть князя стала наследственной. Поэтому предположение о славянстве Аскольда, видимо, должно отпасть. И мы не можем не принять версию всех наших летописей, что Аскольд и Дир были варягами, отколовшимися от Рюрика.
Попутно, кстати, напомним, что, просматривая труд Байера, мы наткнулись на его указание, что имя Рюрик имело очень много вариантов. Были, напр., и Регорик, и Ругерик. Что из этих слов путем сокращения (напр., из Богориса получился Борис) совершенно легко выходит Рюрик, доказывать особенно не приходится. Но дело в том, что Ругерик имеет смысл – ведь Рюрик был «ругом». Среди имен послов Игоря один просто назван по национальности – Ятвиг. Не исключено, что и с Ругериком случилось то же.


Сергей Яковлевич Парамонов

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | Откуда ты, Русь?