❖Ключ к тайнам Куликова поля

Более шести веков минуло со дня Куликовской битвы, и казалось бы, что за это время всю ее историю можно прояснить и изучить досконально. На первый взгляд, она действительно изучена. Еще в 1848 году в память о победе Дмитрия Донского была сооружена на Красном холме Куликова поля 28-метровая чугунная колонна, в 1913-1918 годах – храм Сергея Радонежского, где ныне открыт музей “Куликово поле”, филиал Тульского краеведческого музея. Однако на деле история не сохранила достоверных сведений о точном месте битвы. Большинство серьезных исследователей не сомневаются в том, что сражение произошло на Тульской земле. Однако на поле Куликовом нет не только его материальных следов, но даже и захоронений…


ПОСЛЕДУЮЩИЕ события выветрили из памяти народной сведения о славных делах минувших столетий. Неоднократно изменялись названия сел и городов, и потому неудивительно даже и то, что нет полной ясности относительно маршрута войска Дмитрия Донского. А потому доминирующая сегодня точка зрения, представленная в учебниках и экспозициях музеев, не подтверждается многолетними археологическими раскопками… Это значит, что раскопки следует вести где-то в другом месте.


В последние десятилетия ХХ века поиском исторических следов Куликовской битвы и мест захоронений павших занимались различные группы московских краеведов – любителей древней истории. Используя специальные приборы и методы, применяемые в геологии и археологии, они выявили и нанесли на план местности зоны расположения общих могил воинов обеих сторон, погибших в этой битве.

Основные места захоронений, как нам удалось установить, находятся на территории совхоза “Победа” Куркинского района Тульской области. Братские могилы различны по своим размерам – в частности, 6 на 4 и 4 на 3 метра. Так как могилы перед захоронением предварительно известковались, осенью на пахотном черноземе их контуры хорошо просматриваются даже визуально.

Судя по расположению могил, битва происходила по фронту к западу от Дона до семи километров и глубиной более четырех – вдоль западного берега Дона – от южных окраин села Донские Озерки до северного берега реки Курца, что значительно южнее реки Смолка.

Удалось реконструировать и примерный маршрут движения войск северных княжеств под командованием московского князя Дмитрия в район битвы. На выборе маршрута сказались сложные отношения между русскими княжествами – рязанский князь, не одобривший поход против Золотой Орды, не разрешил московской рати пройти через свои земли.

НЕЛИШНЕ будет напомнить, что Золотая Орда, власть в которой в 1380 году принадлежала Мамаю, простиралась от Волги до Днепра и от Оки до Крыма и Северного Кавказа. Князья Московского и других северных княжеств тогда назначались на княжение ордынскими ханами и обязались при получении ярлыка платить дань по договору. Нарушение договоров приводило к организации ханами военных походов по изъятию долгов.

Летом 1380 года Мамай начал собирать на подвластных Золотой Орде землях войска для очередного похода. Поэтому в его войске были не только татары, но и славяне, мордва, чуваши и представители различных других народов Поволжья и Северного Кавказа. Формирование ордынской рати проводилось на западном берегу Дона, между реками Тихая Сосна и Воронеж. В этих местах издревле располагались культовые центры дохристианской религии. Кстати, в одном из таких поселений на месте древнего городища – в селе Тытчиха, северо-западнее города Лиски, жила сестра Мамая.

Из этих мест войска Мамая в июле-августе 1380 года начали выдвигаться в северном направлении вдоль западной стороны Дона. В первых числах сентября они расположились на южном берегу впадающей в Дон реки Рыхотка, которая является южной границей Красного холма Куликова поля и протекает по дну глубокого и широкого оврага. Здесь Мамай решил дождаться подхода литовских войск Ягайло, чтобы вместе двинуться на северные русские княжества.

Тем временем Дмитрий Донской, вынужденный обходить рязанские земли, направился из Коломны в западном направлении до реки Лопасня и там, переправившись через Оку, углубился в ордынские земли – это территория нынешней Тульской области – на 140 километров. При совершении маневра войско сделало трехдневную остановку в местечке Березуй, в 33 верстах от Дона. Сюда подошла к нему помощь от литовского князя Андрея Полоцкого и Дмитрия Брянского. Кроме того, здесь, возможно, присоединилась к основным силам пешая рать тысяцкого Тимофея Вельяминова.

Имея сведения разведки о движении войск Мамая и его союзника князя Ягайло, Дмитрий Донской двинулся в направлении Красного холма, перейдя мелководную Непрядву вброд. 7 сентября войско заняло позицию южнее реки Курца вдоль неглубоких оврагов, отходящих от Дона в западном направлении. Ныне в этом районе расположены села Орловка и Донские Озерки. В оврагах у Дона были вода, корм для лошадей, а также имелась возможность скрытого перемещения войск.

С точки зрения обороны позиция была выбрана удачно. По левую руку простирался Дон, неудобный для судоходства, а также для передвижения пеших и конных. По правую – пролегала безводная степь до рек Нижний и Средний Дубяк, где располагался засадный полк, задачей которого было преградить путь князю Ягайло и не допустить его соединения с Мамаем. Впереди московских войск лежали три неглубоких оврага.

Появление на пути Ягайло войск Дмитрия было для Мамая полной неожиданностью. Однако ордынский полководец решил разбить их еще до подхода своего союзника и распорядился начать выдвижение войск на север от Рыхотки, строиться в боевые порядки в 4 километрах от своего шатра – штаба ордынцев.

Руководство московской ратью в ходе битвы осуществлялось воеводами, расположившимися непосредственно за боевыми порядками, в 600-800 метрах от первых рядов. Как показали дальнейшие события, правильное размещение ставки в немалой степени способствовало победе Дмитрия Донского.

БИТВА началась с наступления ордынцев. Лобовой удар войск Мамая московская рать выдержала с трудом. Дмитрий Донской был контужен в самом начале сражения, и руководство войсками пришлось осуществлять его воеводам сообща. Противник смял две первые линии “северян”. Затем коннице Мамая удалось, преодолевая сильное сопротивление, прорваться через полки левой руки вдоль западного берега Дона в глубину до 4 километров, к северному берегу Курцы.

В этот решающий момент засадный полк, призванный остановить литовцев в случае их подхода к месту сражения, бросился на помощь основным силам теснимого ордынцами войска. Благодаря своевременному и умелому маневру воевод запасного полка конница Мамая была окружена, что и решило исход битвы.

Ордынцы не смогли своевременно ввести в бой свой резерв из-за значительной удаленности ставки от места сражения и запоздалых команд. Они не успели вовремя прийти на помощь своим окруженным отрядам, так как им пришлось преодолевать 7 километров пути до места схватки и глубокий – 30-40 метров – овраг, по которому протекала Рыхотка.

Сражение отличалось крайним ожесточением. Обе стороны были настроены на победу. Даже после окружения и разгрома своих основных сил ордынцы продолжали оказывать упорное сопротивление у реки Рыхотка. А наибольшее количество захоронений находится в зоне прорыва ордынской конницы – западнее сел Орловка и Донские Озерки. Здесь можно визуально наблюдать контуры братских могил и остатки каменных сооружений над ними.

После окончания битвы войска Московского княжества и его союзников еще 8 дней находились на Красном холме. Воеводам требовалось время, чтобы привести полки в порядок, оказать помощь раненым, захоронить погибших воинов и убитых лошадей.

В ХОДЕ исследовательских работ московским краеведам удалось, вопреки мнению некоторых историков, удостовериться, что командование “северян” организовало захоронение на поле сражения. Могилы ратников северных русских княжеств и ордынцев были разделены захоронениями убитых лошадей. Там же в долине Курцы сохранился курган. Битва произошла на пахотных полях, поэтому естественно, что многие захоронения со временем исчезли. Однако некоторые существуют до сих пор – прежде всего на западных окраинах Орловки и Донских Озерков.

* * *

МЕСТО одного из самых кровопролитных в истории средневековой Руси сражений по-своему уникально. Здесь еще до новой эры и позднее находились языческие храмы и поселения, следы которых можно обнаружить у сел Сабурово, Степной, Кусты, Бегичево. С самолета можно увидеть и какие-то загадочные знаки из земляных валов в виде меча и букв “БМ”.

Любопытно то, что под Красным холмом в каменных пластах имеется густая сеть кольцевых и радиальных ходов-катакомб, откуда брали камень для строительства древних храмов и городов. К этим подземельям подходили глубинные ходы с юга, в том числе от Лебедяни. Население в случае опасности уходило в подземные убежища.

До конца XVI века над могилами погибших в сражении на поле Куликовом находились многочисленные памятники – часовни, обелиски. Но примерно во времена Ивана Грозного они были разрушены. Может быть, сыграло роковую роль то обстоятельство, что в XVI веке по религиозным соображениям власти целенаправленно уничтожали все памятники прежней духовной культуры. Сейчас на месте прежних надмогильных памятников сохранились только камни со связующими слоями растворов…

Иван КОЛЬЦОВ, действительный член Географического
общества Российской академии наук.

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | Ключ к тайнам Куликова поля