❖КЕМ БЫЛ ФЮРЕР? МНЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ.

Демоны со свастикой. Черные маги третьего рейха (часть 4)

Ганс-Ульрих фон Кранц 

Глава 3: МЕССИЯ ТЕМНЫХ СИЛ

Кем был фюрер?

Вслед за духовной сутью, «религией» нацизма, мои мысли обратились собственно к личности, готовившейся на роль нового мессии, – Адольфа Гитлера. Написаны сотни биографии этого человека, его судьбой занимались тысячи историков, и все равно жизненный путь бывшего фюрера германского народа хранит множество загадок. Пример? Пожалуйста! Дело в том, что я уже давно сталкивался с предположениями, что Гитлер был самым настоящем медиумом. Правда, до поры до времени откладывал их в сторону как не слишком достоверные. Что ж, теперь пришла пора к ним вернуться…

Медиумы, или экстрасенсы, – это люди, обладающие ярко выраженными парапсихиче-скими способностями, включая способности к предвидению. Тому, что Гитлер имел такие способности, есть немало свидетельств, в том числе подтвержденных реальными историческими фактами. Именно поэтому сатанисты могли увидеть в нем того, кто предназначен стать воплощением Антихриста в нашем мире.


ALFAREN
История первая. Однажды в годы Первой мировой войны группа солдат расположилась на обед в одной из траншей на передовой. Вдруг один из солдат услышал голос, который приказал ему тотчас же встать и отойти в сторону. Голос звучал, когда обычная военная команда начальства, и мужчина машинально повиновался. Он удалился от остальных метров на пятьдесят, как опомнился и собирался уже было вернуться, но в этот момент прямо в группу обедающих солдат упал снаряд. Все они были убиты прямым попаданием. Солдата, оставшегося в живых, звали Адольф Гитлер. Подтверждения этой истории мы находим как в воспоминаниях самого фюрера, так и в военной докладной записке, посвященной этому происшествию.

Истории вторая и третья под названием «Неудавшиеся покушения». 9 ноября 1939 года члены нацистской организации «Старые бойцы» собрались в одном из пивных залов в Мюнхене, чтобы отметить шестнадцатую годовщину мюнхенского «пивного путча». Вскоре появился и Гитлер, тотчас начавший свое выступление. Речь фюрера транслировалась в прямом эфире по всей Европе. Вначале все шло, как обычно, – были подведены краткие итоги блицкрига в Польше и отдана дань памяти павшим в 1923 году. Вся речь сводилась к тому, что каждый истинный национал-социалист должен быть готов отдать свою жизнь во имя целей партии. Окончание речи почему-то было скомканным, словно оборванным на полуслове. Гитлер, изменив своему обыкновению остаться после официальной части для дружеского общения со своими приближенными, распрощался и ушел намного раньше, чем ожидалось. На часах было без трех минут девять вечера, а через двенадцать минут в пивной раздался взрыв. Бомба взорвалась прямо за трибуной, где совсем недавно выступал фюрер. Весь зал был в обломках, погибли семеро «старых бойцов», шестьдесят три были тяжело ранены. В итоге Гитлер покинул зал буквально за считанные минуты до того, как там – побывала смерть.

Провалилась и замысловатая попытка покушения на фюрера, предпринятая уже в феврале 1945 года. Его планировал Альберт Шпе-ер, министр вооружений и архитектор личного подземного бункера фюрера в Берлине. Шпеер лично проектировал бункер, включая и жизненно важную составляющую – вентиляционную систему, выход из которой на поверхность был надежно замаскирован, но доступен самому Шпееру. План министра состоял в том, чтобы через вентиляцию пустить в бункер ядовитый газ. Когда все необходимые приготовления были закончены – найден газ и оборудование, Шпеер обнаружил, что по приказу Гитлера вентиляционное отверстие нарастили трубой на двенадцать футов вверх и установили за ним вооруженное наблюдение. Действовал Шпеер в одиночку и никому своего плана не доверил, так что предательства быть не могло. Сработала сверхъестественная интуиция Гитлера? Или что-то еще? Об этой истории мы узнали из дневника незадачливого террориста Альберта Шпеера.

На протяжении всей второй половины XX века психиатры, психологи, психоаналитики и психопатологи тщательно изучали личность Адольфа Гитлера во всех ее проявлениях. И абсолютно всем исследователям было ясно, что стандартный подход в рамках науки полной картины этой личности не дает, ведь за гранью остаются ее явно нестандартные способности.

В «Обозрении парапсихологии» за 1975 год была опубликована большая статья известного американского психиатра и парапсихолога Яна Эренвальда. Статья называлась «Гитлер: шаман, шизофреник, медиум?». Я отыскал в библиотеке фотокопии этого журнала и с интересом принялся их изучать. Эренвальд, который 9 ноября 1939 года собственными ушами слышал и затем проанализировал выступление фюрера, уже в первых строках своей статьи сравнивает влияние Гитлера на немецкий народ с влиянием шамана на его племя. Время шло, и Гитлер не только продолжал верить в сверхъестественное, но все больше и больше убеждался в истинности своих собственных интуитивных предчувствий. Особое чутье в общении с другими людьми, равно как и необыкновенная политическая проницательность фюрера, не раз приводило в изумление даже его ближайших соратников. Некоторые моменты в поведении Гитлера и впрямь имели все признаки рациональных умозаключений, но их поразительная точность совершенно не соответствовала его недисциплинированному уму и бессистемному образованию. Эренвальд приводит и документальные доказательства своим словам. Так, в дневнике одного довольно крупного нацистского чиновника, присутствовавшего на многих выступлениях фюрера, говорится:

Гитлер не склонен решать проблемы на интеллектуальном уровне. Он переключает свое внимание на что-то другое, в то время как его подсознание находит для него необходимые неопровержимо верные ответы. В решающие моменты он находится в полной власти своего главного демона – интуиции. Это дает ему бесконечную уверенность в своей правоте и презрение к реалиям.

Психика Гитлера действовала вопреки стандартной логике, отвергая мораль и возможность всяческого последовательного планирования. Таким образом, Гитлер, как сказано в выводах статьи Эренвальда, возвращается к своей архаической сущности – черной магии, колдовству и демонизму.

Впрочем, подобные высказывания о Гитлере были не в новинку и до Эренвальда.

Следует повторить еще раз: Адольф Гитлер – медиум. Люди нашей эпохи, деформированные материализмом, могут прийти в замешательство от его странных действий. Посвященные в оккультные науки не удивятся. То, что кажется странным для профана, абсолютно ясно для посвященного.

Эти слова принадлежат французскому писателю Эдуарду Саби, еще в 1939 году издавшему в Париже свою книгу «Гитлер и оккультные силы». Разумеется, расплата за излишнюю разговорчивость пришла моментально: Саби был арестован и приговорен к году тюрьмы за антигерманскую пропаганду, а книгу, по возможности, изъяли из оборота. Второе издание книги Саби вышло в конце 1945 года под названием «Нацистский тиран и оккультные силы». В ней фюрер предстает бесноватым, ведущим скрытную и непонятную для окружающих жизнь, – причем бесноватым в прямом смысле этого слова.

По воспоминаниям однополчан Гитлера времен Первой мировой войны тот был чудаком, а высказывания его были непонятны и неприятны. В одном из письменных свидетельств говорится:

Мы с трудом терпели его. Он был среди нас белой вороной. Часто он сидел, не обращая ни на кого внимания, в глубокой задумчивости обхватив голову руками. Затем неожиданно вскакивал и начинал возбужденно говорить о том, что мы обречены на поражение, ибо невидимые враги Германии опаснее, чем самое мощное оружие противника.

Но и став фюрером, Гитлер продолжал оставаться таким же странным – если не более. Вот одно из наблюдений его бесоодержимости:

Гитлер стоял в своей комнате, шатаясь и оглядываясь вокруг с потерянным видом. «Это он! Это он Он пришел сюда!» – восклицал он. Его губы побелели, крупный пот катился по лицу. Вдруг без всякого смысла он стал произносить цифры, потом слова, обрывки фраз – получались странные сочетания… Это было ужасно. Потом он замолкал, продолжая беззвучно шевелить губами. Тогда его растерли, заставили выпить. Потом неожиданно он заревел: «Там! Там! В углу! Он там!» Топал ногой по паркету и кричал. Его успокаивали… Затем он очень долго спал, после чего вновь появился почти нормальным и сносным.

И подобных более или менее осторожных свидетельств среди личных бумаг нацистов имеется множество.

Черная магия?

Впрочем, в процессе поисков этих и им подобных свидетельств я наткнулся на весьма странную информацию, которую в прежние годы я бы безоговорочно отбросил в сторону, посчитав нелепой сказкой. Но в моем теперешнем состоянии особо выбирать не приходилось.

Речь идет о книге профессора Вильфрида Тальмана «Гитлер и дьявол». Собственно говоря, эта работа никогда не издавалась. Профессор Тальман был специалистом по новейшей истории, работавшим в 1920-е годы в университете Кельна. С приходом к власти нацистов он бежал в Швейцарию, где ему без особых проблем предоставили гражданство, поскольку профессор был признанной мировой величиной в исторической науке. Если бы не еврейские корни, нацисты носили бы его на руках.

Так вот, Тальман считался серьезным исследователем до 1944 года. Тогда, как известно, он сошел с ума. После того как профессор прочел изумленным студентам лекцию о том, что в мировую историю активно вмешиваются потусторонние силы, с ним произошел сильнейший нервный припадок. Ученого отвезли в больницу, но потом довольно быстро отправили домой, поскольку он был вполне безобидным старичком и прохожих на улицах не кусал. Из университета, правда, уволили. Следующие пять лет Тальман ездил по Европе, собирая материалы для своей книги, и даже нашел несколько учеников. Но буквально накануне того, как передать рукопись в издательство, согласившееся ее напечатать, профессор и его труд при загадочных обстоятельствах исчезли. Кое-какие отрывки остались у учеников, и окольными путями их удалось получить мне.

То, что Тальман официально был признан сумасшедшим, меня не смущало. Безумцами считают тех, кто говорит о непонятных вещах. Лет двести назад в дурдом упрятали бы любого, кто начал бы рассказывать о теории относительности и квантовой механике. Так что меня интересовало исключительно содержание уцелевших отрывков книги…

Итак, вплоть до самых последних дней войны Гитлер верил, что железная воля может изменить объективную реальность, как завещали его учителя Хаусхофер и Эккарт. Фюрер знал, что он имеет эту волю, видимо, знал, что имеет и силы. Но для такого толчка требовалась еще и высшая концентрация всех сил. Сконцентрироваться же было решительно невозможно – особенно в свете сводок с фронтов, которые передавали Гитлеру советники, считавшие уже, что битвы решают военные, а не магические силы. В те дни казалось, что фюрер окончательно впал в отчаяние. И когда это произошло, он совершил то, что черные маги делают в самых безысходных ситуациях, – он попытался заключить договор с самыми могущественными, самыми темными силами. Известно, что договор – это очень древняя форма магии. Его суть заключается в том, что за соответствующее вознаграждение исчадия бездны могут вмешаться в ход реальных событий на стороне мага, подписывающего договор.

Историк магии Артур Эдвард Иейт, изучающий те времена, когда магией не занимался только самый необразованный глупец, в одной из своих книг пишет:

Договор есть уступка скудости колдуна. В черной магии, как и в некоторых других процессах, нуждающийся должен быть готов (к жертве, и колдун, который недостаточно) оснащен, может заплатить в конце концов слишком высокую цену.

Таким образом, ключ к договору – это жертва. Маг должен быть готов принести ее, и чем большего он требует, тем большей должна быть жертва; и силы тьмы требуют разрушения, хаоса и смертей.

«Потери не бывают чересчур большими! Именно они посеют семена будущего величия!» – говорил в те дни Гитлер, по-видимому убежденный, что еще большие потери – как жертвы – выправят баланс сил в его пользу.

Историк Хью Тревор-Роупер пишет о последних днях фюрера:

Тогда Гитлер, казалось, уподобился некоему богу-каннибалу, радующемуся разрушению собственных капищ. Почти все его приказы были приговорами: заключенные должны быть уничтожены, его старый хирург должен быть убит, его собственный шурин должен быть убит, все изменники, без дальнейшего разбирательства, должны быть убиты. Подобно древним героям, Гитлер хотел послать в свою могилу как можно больше человеческих жертв.

А поскольку, как говорится во всех книгах по черной магии, нет лучшей жертвы Сатане, чем близкий друг или родственник, то мы и видим: шурин, старый врач фюрера… Гитлер явно решился на договор! Он решил просить о помощи темные силы, в которые верил, решил просить чуда такой мощи, которое невероятным образом помогло бы переменить истинную реальность и восстановить прежние позиции Германии. Ситуация была уже не критической, она была уже полностью решенной – причем не в пользу нацистов, – и цена такого чуда должна быть невероятно высока. Гитлер готов заплатить любую кровавую цену и вдобавок к шурину и хирургу приказывает затопить берлинское метро. В подземных переходах нашли свою смерть более двухсот тысяч мирных жителей, укрывшихся там от бомбежек. Но чудовищная жертва была тщетной: то ли темные силы не услышали Гитлера, то ли Сатана, отец лжи и пороков, скрылся и не уплатил того, что был должен.

Наступило 20 апреля 1945 года, день рождения Гитлера. Фюрер планировал провести его в Альпах, но ситуация с каждым часом становилась все тяжелее. Гитлер колебался, а это было вовсе не лучшее время для колебаний. Русские войска замыкали Берлин в кольцо. В письме одного из адъютантов фюрера говорилось:

Всего через несколько часов город станет одной большой ловушкой, из которой не улизнет и мышь. А Гитлер, вместо того чтобы думать о побеге, неожиданно заявляет: «Русские, находящиеся у ворот города непременно будут отброшены и уберутся восвояси!»

Гитлеру никто не верит, и той ночью основная часть нацистских лидеров бежала из Берлина. Но фюрер абсолютно спокоен, он словно бы прислушивается к иным голосам. Днем 22 апреля Гитлеру сообщили о прорыве русских после неудавшейся контратаки в южных пригородах Берлина, прошедшей под руководством генерала СС Феликса Штайнера. На то направление были переброшены все боеспособные части, но и это не помогло. Тогда Гитлер сообщил, что останется, чтобы «защищать Берлин», – ничто не разрушило его слепой веры в темные силы, которым он служил.

Утром 29 апреля 1945 года Гитлер женился на Еве Браун. В тот же день он составил политическое завещание, в котором, в частности, было сказано:

После шести лет войны, которая, несмотря на все неудачи, однажды канет в историю, как большинство славных и доблестных проявлений жизненных устремлений нации, я не могу покинуть город, который является столицей Рейха. Поскольку сил осталось слишком мало, чтобы оказать дальнейшее сопротивление вражескому наступлению в этом месте, и наше сопротивление постепенно ослабевает, поскольку солдаты, введенные противником в заблуждение, испытывают недостаток инициативы, я бы хотел, оставаясь в этом городе, разделить свою судьбу с теми миллионами других людей, кто добровольно решил поступить таким же образом.

Неизвестно, дошла ли до Гитлера весть о том, что Муссолини был схвачен, убит и повешен за пятки для публичного поругания в Милане, но именно тогда он принял решение избавить себя и Еву Браун от подобной участи:

Моя жена и я выбрали смерть, чтобы избежать позора поражения и капитуляции. Согласно нашей воле, наши тела будут немедленно сожжены в том месте, где я главным образом работал в течение тех двенадцати лет, когда служил моему народу.

И после этого наступает пауза. Союзники со всех сторон приближаются к Берлину, а Гитлер чего-то ждет, будто бы тянет время из страха. Но это не так: страха в те дни не было. Из всех возможных дней и часов, оставшихся ему, Гитлер выбирает вполне определенный, наиболее подходящий и ждет его даже с риском оказаться в руках врагов. 30 апреля 1945 года, выслушав доклады оставшихся офицерови тепло попрощавшись со всеми, даже с секретаршами, Гитлер в сопровождении Евы Браун вернулся в свою комнату. Там они приняли яд, и Гитлер пустил себе пулю в голову, оставшись верным себе до самого конца. Его самоубийство тоже стало ритуальным жертвоприношением, потому что 30 апреля – это древнейший праздник са-танистов, самая важная дата в их календаре: канун Вальпургиевой ночи.

Когда эта картина сложилась в моей голове, я был потрясен ее очевидной простотой и одновременно таинственностью и силой. Принести самого себя и любимую женщину’ в жертву? Но кому? Ради чего? Ясных ответов на эти вопросы у меня не было…

Родина дьявола

Исследуя мистическое в биографии Адольфа Гитлера, я наткнулся на очевидный, бросающийся в глаза факт: тот самый пограничный австро-баварский городок Браунау-на-Инне, в котором 20 апреля 1889 года родился будущий фюрер, имеет репутацию своеобразного «питомника медиумов».

В поисках более подробных сведений о феномене этого городка я наткнулся на имя барона Шренка фон Нотцинга, который с 1980-х годов занимается поиском и систематизацией информации обо всех медиумах и экстрасенсах, родившихся и действовавших в Германии. Поразмыслив некоторое время, я написал барону письмо, в котором просил содействия по интересующему меня вопросу, а именно: не будет ли герр фон Нотцинг столь любезен поделиться со мной имеющейся у него информацией о связи Адольфа Гитлера и его родного города с паранормальными явлениями. Герр фон Нотцинг был более чем любезен. Очевидно, почувствовав во мне родственную душу исследователя, барон написал мне следующее:

Германия вообще очень подходящее место для всякого рода парапсихических и паранормальных явлений, экстрасенсов и медиумов. Вряд ли существует какая-либо другая страна, где происходило бы такое количество необъяснимых «чудес», встречалось бы такое множество призраков и привидений, столь многие болезни вылечивались бы магнетизмом или другим противным медицине способом. И это происходит со времен Средневековья и до наших дней. Что касается Браунау-на-Инне, то здесь Ваши догадки совершенно справедливы. Как известно, в этом же городе родились и знаменитые братья Вилли и Руди Шнейдеры, чьи парапсихологические сеансы – в частности демонстрации телекинеза – стали настоящей сенсацией 1920-30-х годов. Более того, изучая их биографии и биографию Гитлера, мне удалось установить, что у них была одна и та же кормилица. А один из последних достаточно известных медиумов, обнаруженных мной на юге Германии, приходился не кем иным, как кузеном Адольфу Гитлеру.

Вообще, тема, которой Вы заинтересовались, очень интересует и меня – не только (в плане парапсихологии, но и элементарной исторической справедливости. О нацизме и Гитлере опубликовано более пятидесяти тысяч серьезных исследований и сотни тысяч статей, но во всех этих трудах описаны главным образом исторические, военно-политические и социально-экономические вопросы той эпохи. Об оккультном феномене Рейха со времен первой книги Саби, которую я вам настоятельно рекомендую, не сказано практически ничего. И у меня создается впечатление, что это результат начатого в 1940-е годы сознательного замалчивания этого вопроса.

Получается, что Гитлер и в самом деле был медиумом, экстрасенсом, обладавшим паранормальными способностями. Последнее, окончательно убедившее меня доказательство я обнаружил в книге «Копье Судьбы», написанной в 1982 году масонским автором Тревором Ра-венскрофтом. О молчании нацистов из «Аненербе» на Нюрнбергском процессе Равенскрофт писал:

Те, кто знал – и нацисты, и все другие, – хранили молчание. Лидеры оккультных лож и секретных обществ, связанных с формированием нацизма, да и вообще мировой политики в Западном полушарии, понимали, что они отнюдь ничего не выиграют от разоблачения сатанинской природы нацистской партии.

Член НСДАП Раушнинг, эмигрировавший в Швейцарию в 1936 году после конфликта с товарищами по партии, называл национал-социализм и всю его глубинную культуру «пляской святого Витта XX века», а корни и начало этой пляски заложены были тайными обществами и ложами «посвященных». «Ведь целями всех этих обществ, – еще раз разъясняет Раушнинг, – было не что иное, как получение власти и невероятных знаний посредством магических ритуалов, в частности, я говорю об обществе „Туле «».

К этому времени у меня было вполне достаточно доказательств паранормальных способностей Гитлера, равно как и пробелов в моих представлениях о них. Через пару дней я понял, что поддамся на уговоры барона фон Нотцинга посетить вместе с ним Браунау-на-Инне. И еще через день уже расплачивался с курьером за доставленные мне авиабилеты из Буэнос-Айреса в Мюнхен. В конце концов мне следовало нанести визит Яну, который, судя по его коротким письмам, в то время ездил туда-сюда из Вены в Берлин и обратно, собирая информацию для своей очередной статьи, которая посвящалась ирминистической религии и рунической нацистской символике. Конечно же, я рассчитывал узнать от Яна еще кое-что интересное. А пока я решил вернуться к руне…

Загадка «Вервольфа»

Если вам показалось, что мне сразу стала понятна связь моего отца и таинственной организации «Вервольфа», символом которой была руна, найденная мной в сейфе, то вы глубоко ошибаетесь. Сначала я недоумевал, поскольку до того момента никаких документов, связанных со структурой «Вервольфа», я у отца не находил. Я попытался потянуть за эту тонкую ниточку, однако найти достоверную информацию о «Вервольфе» оказалось намного сложнее, чем мне показалось вначале. Кроме краткой и противоречивой информации в Интернете и нескольких книгах, у меня не было ничего. Я сделал запрос по одному из своих каналов, которым пользовался только в самых крайних случаях, и надеялся, что, оказавшись в Германии, получу хотя бы какую-то часть информации. Канал сработал без осечки, и уже через пару часов после моего прилета в Берлин я встретился с человеком, которому, к счастью, удалось узнать даже больше, чем я ожидал. Мой «агент» принес фотокопии документов и кое-что пояснил мне на словах, пока мы пили кофе в буфете аэропорта, на прощание еще раз пожелав остаться неизвестным.

Итак, подпольная нацистская организация сопротивления «Вервольф» была создана в сентябре 1944 года и существовала под командованием Ганса-Адольфа Прютцмана до начала марта 1946 года, полностью подчиняясь рейхс-фюреру СС Гиммлеру. Штаб-квартира организации располагалась в Гревенброхе, в старинном замке Хулчрат. «Вервольф» вела террористическую и партизанскую войну на оккупированных союзниками территориях, действуя небольшими мобильными отрядами. Распространенным мнением о «вервольфах» является то, что они якобы были исключительно слабым и несерьезным военным отрядом, если не вообще лишь порождением пропаганды Геббельса, и что они не причинили в ходе войны никакого существенного вреда противнику. Американский историограф Рут Фрайгер пишет:

Белые простыни свешивались из окон в занятых нашими военными частями городах. Комендантским патрулям нечего было делать. Вервольфы? Да они оказались выдумкой доктора Геббельса. Немецкие мужчины – военные и штатские – по первому же объявлению организованнейшим образом являлись в наши военные комендатуры…

Кроме самодовольных высказываний Фрай-гера и свидетельств, взятых из мемуаров советских военных, в которых в принципе говорится то же самое, упоминаний о вервольфах в исторической литературе и периодике я не обнаружил. Складывается впечатление, что оккупированное союзниками немецкое население было безразлично к двенадцатилетней нацистской пропаганде и с легким сердцем сдавалось на милость победителя. Лично мне в это верится с трудом…

А началось все с того, что в сентябре 1944 года обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт предложил Гиммлеру создать партизанский отряд СС, который действовал бы в тылу наступающей Красной Армии. Термин «вервольф» заимствован, скорее всего, из романтической саги Германа Ленса, вышедшей в 1910 году и повествующей о немецких партизанах XVII века. Роман был одним из главных «народных» литературных произведений того времени, его тиражи были на втором месте в Третьем рейхе после «Майн кампф». До последних дней войны партизаны «Вервольфа» нападали на транспорты союзников, подрывая и сжигая грузовики с продовольствием и боеприпасами и даже передвижные госпитали. В последние дни войны они распространяли на занятых союзниками территориях листовки с угрозами в адрес тех немцев, кто отказывался поддерживать нацистов и содействовать им. «Мы покараем каждого изменника и его семью. Наша месть будет смертельной!» – было написано на одной из таких листовок, фотокопию которой мне удалось раздобыть.

Просуществовала организация недолго. В своем первом выступлении в качестве преемника на посту фюрера адмирал Карл Дениц приказал всем членам «Вервольфа» прекратить боевые действия и сложить оружие, и его приказ был практически беспрекословно исполнен. Формально организация прекратила свое существование в 1946 году. Вроде бы бесславный и неинтересный конец, если бы не одно «но». Зачем было располагать штаб-квартиру второстепенной, довольно небольшой и, откровенно говоря, запоздалой организации в одном из самых знаменитых европейских центров черной магии и спиритизма? Традиция нацистов устраивать штаб-квартиры в старинных замках вполне ясна, но неужели не нашлось ничего поближе и попроще?

По прибытии в аэропорт я поменял обратный билет, поскольку мне стало ясно, что не уеду из Германии, не посетив Гревенброх.

В Мюнхен я прибыл на поезде ближе к вечеру. Меня встретил барон фон Нотцинг – он стоял в конце платформы с забавной табличкой в руках, на которой было написано мое имя. На гида, которые обычно держат в руках подобные таблички, встречая туристов, фон Нотцинг был совсем не похож. Больше всего барон был похож на довольного баварского охотника с подстреленным зайцем в руках для отличного бигуса(традиционное тушеное блюдо, приготавливаемое из кислой капусты, копченостей и различных видов мяса, в числе которых должна быть также дичь.). У фон Нотцинга было широкое, добродушное лицо, и, честное слово, для полного сходства с охотником ему не хватало лишь шляпы с пером, лихо заломленной набок. Невозможно было даже представить себе, что такой человек может серьезно заниматься вещами, связанными с экстрасенсами и медиумами. Тем не менее это было так. За неделю плотной переписки по электронной почте я окончательно уверился в том, что фон Нотцинг – серьезный и очень квалифицированный специалист, по-настоящему увлеченный своим делом.

Дорога из Мюнхена в Браунау-на-Инне заняла немного времени, и уже к полудню мы добрались до этого маленького австро-баварского городка. Браунау-на-Инне находится в федеральной земле Верхняя Австрия. Его площадь составляет всего около двадцати пяти квадратных километров, а население – около восемнадцати тысяч человек. Въехав в город, мы прямиком направились в городскую ратушу в отдел записи актов гражданского состояния. Фон Нотцинг заверил меня, что накануне он звонил бургомистру, с которым находится в приятельских отношениях, и нам покажут запись о рождении на свет Адольфа Гитлера, Запись действительно оказалась оригинальной, сделанной на следующий день после рождения мальчика, и с виду казалась в точности такой же, как тысячи других записей, сделанных до и после в этой большой старой книге. Ничего нового нам эта запись не сообщила: имя родителей, дату и место рождения;мы знали и без того, Затем уже пешком, по старым улочкам, мы с бароном отправились к дому, где родился Адольф Гитлер. Прямо перед домом, посреди дорожки из булыжника, возвышался грубый кусок камня, на котором белой краской было выведено:

«За мир, свободу и демократию. Нет фашизму и миллионам человеческих смертей».

Собственно, больше смотреть там было нечего. Дом был самым обычным старым домом, построенным примерно в середине XIX века, и полностью соответствовал стилю старой доброй Европы. Во время Второй мировой войны городок не бомбили, и дом остался почти таким, каким и ?ыл построен с самого начала. Присев на скамейку напротив дома, фон Нотцинг радостно подмигнул мне.

– А теперь мой сюрприз, – сказал он, доставая из кармана широкой куртки какие-то распечатки. – Это не что иное, как фотокопии нескольких писем нашего с вами экстрасенса Адольфа Гитлера. Среди прочего там есть и то, что напрямую касается дома, который мы с вами видим.

Я взял листы и просмотрел их. В одном из писем, датированных 1938 годом и адресованных некоему (или некой?) Т. У., собственным неразборчивым почерком Гитлер писал дословно следующее:

Я не люблю и никогда не любил этот дом. Большой и тяжелый – изнутри и снаружи, – он всегда давил на меня и заставлял чувствовать глубокое раскаяние и вину непонятно в чем. Несколько раз я испытывал глубочайшие приступы ужаса, во время которых мне хотелось бежать оттуда подальше. Мне казалось, что ежечасно кто-то наблюдал за каждым моим шагом, особенно это повторялось со мной на самой верхней и самой нижней площадках лестницы – возле чердака и возле с подвала. Из угла окна моей комнаты я явно видел полуотбитую лапу каменной горгульи, свешивающуюся с конька крыши вниз и словно пытающуюся ухватить меня, когда я ложился спать. В детстве это очень пугало меня, да, признаться, мне и сейчас не по себе, когда я вспоминаю о ней.

Я перевел взгляд с листа на дом, затем посмотрел на фон Нотцинга.

– Вы тоже заметили это, Кранц? – спросил он, улыбаясь. – На коньке крыши дома никакой горгульи нет. И никогда не было – я узнавал в архивном отделе ратуши. Там хранятся первоначальные планы постройки большинства домов. Этот дом строился без украшений.

– Но зачем Гитлеру врать? – спросил я. – Горгулья – это не случайный эпизод. По его словам, она преследовала его все детство, и он не мог ее просто выдумать.

– Не мог, – согласился барон. – Фотокопии этих писем попали ко мне по чистой случайности совсем недавно, и в прошлый мой визит сюда мне не хватило времени проверить в архивах ратуши планы всех домов. А если бы я сразу сказал вам об этом, вы бы мне не поверили. Ведь лучше, – добавил он, поднимаясь со скамейки, – единожды увидеть собственными глазами. А теперь давайте отправимся в архитектурный архив и найдем там дом со страшной горгульей, если, конечно, его план еще сохранился.

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | КЕМ БЫЛ ФЮРЕР? МНЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ.