❖МОЛЧАНИЕ СОЛДАТ

МОЛЧАНИЕ СОЛДАТ

Эта история не для девочек. Ну, просто они ничего из нее не поймут и скажут: «Фи…»
Моя жена, когда прочитала, сказала: «О Боже, пообещай, что мы нашего туда ни за что не отдадим”. Не служившим мальчикам, тоже читать не стоит, для них это абракадабра, пусть радуются своей сохранившейся способности – смеяться в цирке…

Итак:
Мы – юные, начинающие деды Советской Армии, пережив самые беспросветные времена своей службы, тщательно готовились стать реальными дедами для вновь призванных зеленых пацанов.
С замиранием сердца мы наблюдали, как вальяжно призывники выгружались из автобуса и нагло сплевывая — продвигались к казарме карантина.
Увиденное привело нас в легкую панику: очень уж они крупные и наглые, как же мы будем ими командовать…?
Хорошо было нашим дедам — они вон все, какие волчары матерые, а мы…
Как бы самим не пришлось летать до дембеля и быть на посылках у этих дерзких «салабонов».
Очень бы не хотелось.

Забегая несколько вперед:
Как-то в редкие минуты разговоров по душам: когда мы — «деды» пребывали в благостном настроении, а «салабоны» все дела уже переделали, у меня с «молодыми» возникла полемика.
Салабоны:
-Грубас, но ведь между нами не такая уж большая разница. Почему нельзя обойтись без этой ужасной дедовщины? Через день ходить в наряд, а по ночам вместо сна, шуршать то там то сям, ведь это же сдохнуть можно…
Вот если бы вы — «деды», я конечно извиняюсь, не «охреневали» от безделья, а распределили работу и наряды на всех, а не только на молодых, то воцарилась бы справедливость, а не эти тюремные пережитки. Вы же сильные и благородные люди, так остановите же волну насилия. Прекратите эту жестокую традицию…Вы же сами испытали ее на своей шкуре… Это было бы по-братски.
Я почесал репу и сказал:
— Видите ли ребята, спасибо конечно на добром слове, но если честно, то мы не такие уж и сильные и не такие благородные, как вы о нас думаете.
Конечно же, мы смогли бы похоронить дедовщину на себе, но мы слабые люди и хотим попользоваться плодами своего каторжного труда. Это все равно, что вскарабкаться с лыжами на высокую гору, постоять и так же пешком спуститься обратно…
Я лично, например, в прошлом году более двухсот раз был в нарядах…и как-то они с тех пор мне разонравились, так что теперь, вы как-нибудь без меня…это не касается боевых дежурств, от них нам никуда, но тоже хотелось бы пореже.
Но ваша идея остановить дедовщину, мне очень нравится.
Давайте поступим так: когда придет ваше время становиться «дедами», вы вполне можете осуществить эту идею: побрататься со своими «салабонами» и ходить вместе с ними на водопой, как на картинках из книжек свидетелей Иеговы…
Не забудьте, написать мне, как у вас это получилось, я наверняка буду гордиться вами…

Так вот возвращаясь назад: сидим мы со своими тревожными мыслями на лавочке у бани и ждем призывников…
Наконец, они вышли, но уже переодетые в военную форму.
Их было не узнать: худые, скукоженные, лопоухие. Форма на них топорщится, даже как будто и ростом стали меньше.
У нас отлегло от сердца – «салабоны», как «салабоны».

Прошла их первая “летательная” неделя после карантина в общей казарме: мы присматривались к ним — их глаза бы не видели нас.
Вот получили они маленькое боевое задание: до отбоя выкопать какие-то ямы на спортгородке.
Наступил вечер и мы решили сходить проконтролировать процесс.
Я и еще шестеро тайных аудиторов, незаметно подкрались к «салагам»…и застали следующую картину: трое сельских парней, стоя по шею в ямах, долбят лопатами каменистый грунт, а один самый здоровый, лежит в сторонке и курит.
Те трое, взывали к совести товарища:
— Артур, ну давай покопай, хоть чуть-чуть, ведь мы же не успеем до отбоя. деды скоро проверять придут.
Артур:
— Вы трактористы-колхозники, вот вы и копайте.
Я и лопата – это вещи диаметрально противоположные.
Копатели:
-Артур, ну помоги нам, на четверых же задачу поставили…
Артур:
-Я бы с удовольствием, но в своей жизни ничего тяжелее пачки денег, в руки не брал, а вы мне лопату предлагаете.

Нам как-то сразу всем захотелось выйти из кустов и «навешать колбасок» этому «счетчику денег».
Но Соловей предложил:
-Хотите, мы очень жестоко накажем этого “говнистого” пацанчика, даже не прикасаясь к нему? Если точнее, то он сам себя накажет…

Все выразили сомнение: «Как это не прикасаясь? Что, скажем: ай-ай-ай, как не стыдно «шланговать»?
Но Соловей был парень непростой, имел до армии две «ходки» и был исключительным психологом.
Он даже мог в разговоре с офицерами, между делом незаметно переходить на «ТЫ» и так же незаметно возвращаться обратно…вот это бывало шоу.
Короче мы ему поверили, и Соловей открыл свой замысел.
Когда мы вылезли из кустов, Артур сразу прыгнул в яму и за неимением в руках лопаты, пытался углубить яму когтями…
Не сказав ни слова, мы удалились.
В казарме после отбоя, Соловей подозвал перепуганного Артура и ласково спросил:
-Воин, а тебя, кстати, как зовут?
-Артур.
-Артур!!? Да ты че!!? У меня брат Артур! Артурчик, а ты родом откуда?
-Из Москвы.
-Из Москвы!!? Ну мужик!!! Мы очень уважаем москвичей, тебе повезло. Будешь жить как сыр за пазухой…Мы сразу поняли, что ты классный парень и конкретно отличаешься от остальных «пленных» твоего призыва.Нечего тебе делать среди “салабонов”. Подтягивайся к нам в «каптерку», чайку попьем, на гитаре полабаем…

Артурчик не верил своему счастью: три счастливых дня он был с нами на равных. Мы даже разрешили ему “гонять” его же призыв.
У него в этом деле открылся какой-то садистский талант:
-Ноябрь 88 отбой!!! Эй, уроды!!! До утра будете у меня отбиваться!!! “Душары” подъем!!!
Утром его товарищи пришивали ему подворотничок, заправляли его койку, даже сигаретку с фильтром ему искали (таких заданий, и мы себе не позволяли…) На второй день Артурчик получил в подарок кожаный ремень, «ушился» и уже ничем по внешнему виду от нас не отличался, он даже признался, что написал домой, о том, как ему сказочно повезло со службой…
Но на третий день, идя на ужин вместе с нами позади поющей роты, Артурчик, «спалил лягушачью кожу» — стал делать подножки нашему товарищу – полтора метра ростом, по кличке Батя. Тут уж мы не выдержали и Соловей согласился, что спектакль подошел к своему неизбежному драматическому финалу…
После ужина, у нас у всех наступила «ретроградная амнезия» — мы напрочь забыли последние три дня, в которых Артурчик был королем, даже имя его забыли, для нас он опять стал просто: «Эй, боец, сюда иди!».

Как-то, через год после армии, я встретил на улице одного своего бывшего «салабона», он мне искренне обрадовался (чем я, кстати, горжусь…) Мы зашли в кафе, поболтали, я спросил: «Как там поживает наша часть?», и он мне к слову сказал:
-А ты помнишь, был такой москвич моего призыва, Артурчик?
-Помню, конечно.
-Так вот, до самого дембеля, он у нас остался «вечным салабоном».
-То есть как?
— Мы его так все два года и гоняли…А ты бы лично смог забыть, если бы бегал ему искать сигаретку, заправлял койку и подшивал воротничок? Пусть даже три дня всего.
-…….
-Вот и мы не смогли…Жестоко вы с ним тогда…ну да он сам виноват…

А без литературной обработки все выглядит намного жестче

За прошедший год дедовщина в армии выросла на треть

Теперь новобранцев бьют не просто так — их чаще еще и грабят

Руководитель Главного военно-следственного управления, заместитель председателя Следственного комитета России Александр Сорочкин подвел некоторые итоги службы российских Вооруженных сил в минувшем году. Они откровенно пугают. По словам генерала Сорочкина, «во всех военных округах и на флотах произошел всплеск преступлений, совершенных военнослужащими по призыву. Ими, например, совершено более 90% из всех учтенных нарушений уставных взаимоотношений и вымогательств».

Всего за год рост сразу на треть количества желающих набить морды товарищам по оружию – это бедствие требует срочных объяснений. Еще в 2009 году военные прокуроры облегченно докладывали обществу, что кривая казарменной преступности в Вооруженных силах РФ понемногу поползла вниз. Тут еще министр обороны Анатолий Сердюков начал ваять армию «с человеческим лицом». Разрешил мамам прямо в воинских эшелонах провожать сынишек до казенных ворот со звездочками. Ввел «тихий час» в бригадах «нового облика». Сообщил, что в увольнение можно отныне отправляться в гражданской одежде, которую разрешил хранить в ротных каптерках. А чтобы было куда ходить в «гражданке» – пообещал, что служить солдаты будут возле родительского дома.

Ну, и так далее. Черствые душами бойцы, получается, ответили своему министру обороны черной неблагодарностью. Принялись лупить друг другу с подзабытым за 2009 год ожесточением. Что случилось-то? У генерала Сорочкина ответ готов: «Думаю, это результат изменения системы комплектования армии. Сокращение срока службы до года привело к тому, что теперь «старослужащими» себя считают чуть ли не половина из тех, кого призвали. Отчасти из-за сокращения офицеров-воспитателей в войсках»».

Может быть, стоит прислушаться к главному военному прокурору России Сергею Фридинскому? Осенью 2010-го он добавил в общую жутковатую картину мрачных красок: «Меняются реалии жизни — меняется и мотивация. Сейчас все больше фактов насилия совершается из корыстных побуждений, а число так называемых «неуставных», сопряженных с грабежом и вымогательством, выросло более чем в полтора раза. Отнимают чаще всего мобильные телефоны и деньги — все точно также как и на городских улицах. Прежний обычный кураж молодости стал уходить в прошлое».

Понимать это следует, очевидно так. То, что мы раньше называли дедовщиной – это было, главным образом, от «куража молодости». Били хотя и сильно, однако, так сказать, бескорыстно. Теперь на смену романтике пришел холодный расчет. Во время господства в обществе рыночных отношений часть солдатиков прямо в казармах сплотилась в банды и, за неимением более достойных объектов, грабят тех, кто под рукой. Кто сопротивляется и не хочет отдавать свое добро, тех калечат.

Впрочем, оставим мотивы преступников в стороне. Что получается? Зачем мы сокращали срок срочной службы до года, пренебрегая даже опасностью неизбежного при этом падения уровня воинской выучки? Во-первых, чтобы служба в армии стала более привлекательной. А во-вторых, чтобы обуздать ту самую дедовщину.

Что получили? О возрастании привлекательности армейской службы говорить как-то даже неудобно при 200 000 уклонистов, проигнорировавших военкоматы минувшей осенью. А как с дедовщиной – об этом нам генералы Сорочкин и Фридинский все откровенно растолковали.

Двое военнослужащих стали жертвами «дедовщины» во время службы в Ленобласти

Родители сразу двоих военнослужащих рассказали правозащитникам об идентичных случаях, которые произошли с их детьми в армии.

Как передает «НТВ-Петербург», после двух месяцев службы в Ленинградской области солдаты-срочники оказались на операционном столе.

Андрей Борилец, призванный из Коми во Внутренние войска МВД, проходил службу в Горелово. С конца декабряон лечился от ангины в санчасти, а в ночь со 2 на 3 января уже в госпитале ГУВД ему удалили селезенку.

В медицинском заключении сказано, что у Андрея множественные травмы головы, живота и ушиб головного мозга. Сначала военнослужащий признался, что его избивали, а позже отказался от своих показаний.

Второй случай произошел в части Зенитно-ракетных войск в Ваганове. Откуда Алексей Курналин 1 февраля был госпитализирован с пневмонией в окружной военный госпиталь, а уже 9-го февраля ему также вырезали селезенку и часть кишечника. По словам матери, в медкарте сына причиной удаления органа назвали удары.

Узнать, что произошло на самом деле, родители не могут до сих пор. Они считают, что молодые люди боятся сказать правду.

Оба военнослужащих сейчас находятся в тяжелом состоянии в реанимации на аппаратах искусственного дыхания.

В Хабаровском крае по официально подтвержденному факту дедовщины возбуждено уголовное дело

В Хабаровском крае официально подтвержден факт дедовщины, который стал поводом для возбуждения уголовного дела. В Интернете появилась видеозапись, на которой военнослужащие жестоко издеваются над сослуживцем. Всего от побоев пострадали 3 человека. Сейчас они переведены в другие воинские части.

На кадрах издевательств – все фигуранты в форме Российских Вооруженных сил, и это теперь главное доказательство в уголовном деле возбужденном по статье “нарушение уставных отношений”. Несколько солдат издеваются над поваром — оскорбляют и унижают его, а потом и вовсе окунают головой в унитаз. Все это происходит в центре Хабаровска — в части, которая охраняет штаб Восточного военного округа. Это не классическая дедовщина: и преступники, и их жертва — ровесники, все они одного призыва.

По одной из версий, из потерпевшего таким образом пытались выбить долг — 1,5 тысячи рублей. Правда, на кадрах видно, что оскорблениям и унижению подверглись как минимум трое солдат. Все произошло на Старый новый год, в ночь с 13 на 14 января — возможно, таким извращенным способом и решили отметить праздник. А покуражившись над одногодками, выложили видео в Интернете.

Начальник военно-следственного отдела Хабаровского гарнизона Игорь Астапович пояснил, что уголовное дело было возбуждено командиром воинской части. “Никакого сокрытия преступления не было; тот факт действительно имел место, это было преступление, возбуждено дело в отношении двух военнослужищих”, — сказал Астапович.

По неофициальной информации потерпевших сразу после возбуждения уголовного дела перевели в другие воинские части. Есть версия, что на мобильный телефон снята малая толика того, что на самом деле творилось в части.

По рассказам солдат, случаи издевательства были не единичными. Сами же правонарушители, похоже, настолько были уверены в своей безнаказанности, что без стеснения, в открытую, снимали друг друга — как оказалось, значительно облегчив этим работу следствию. Если вину подозреваемых подтвердит суд, то им может грозить до 5 лет лишения свободы.

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | МОЛЧАНИЕ СОЛДАТ