❖ТРИХОМОНОЗ или почему современной медицине сложно вывести паразитов

ТРИХОМОНОЗ

ТРИХОМОНОЗ – самое (по данным ВОЗ) распространённое заболевание на планете. Думаю, что не переутомлю читателя очередным рассказом об этом маленьком животном-паразите: ведь если бы он так не докучал нам, мы бы жили и жили. Поэтому, давайте-ка ещё раз о трихомонаде. Вернее – о трихомонозе, заболевании, говорящем о перенапичканности организма трихомонадами. Вызывается свободноживущими одноклеточными паразитами-жгутиконосцами – трихомонадами (Флагеллата). Из сотни известных науке разновидностей в человеке живут только три: ротовая, кишечная и ваги-нальная (урогенитальная) формы.
Трихомонада – древнейшее животное-паразит (в отличие от бактерий и той же хла-мидии, относящимся к флоре), пожалуй, мельчайший представитель фауны, паразити-рующей в человеке. Являясь одним из первых живых существ на Земле вообще, трихо-монада сохранила все присущие виду свойства, несмотря на эволюционные изменения во времени. Она может обходиться без кислорода, расщепляя сахара методами ана-эробного (бескислородного) гликолиза. За миллионы лет жизненного опыта этот паразит овладел тремя видами дыхания и научился всеядию. Избрав человеческое тело местом постоянного обитания, трихомонада очень красиво приспособилась уклоняться от имму-нитета хозяина. В амёбовидной, самой агрессивной, форме она питается в основном клетками эпителия, заместив который собой, представляется онкологу “плоскоклеточным” раком. В “стандартном” обличье – свободного жгутиконосца – она поедает всё, что “плохо лежит”: отходы метаболизма клеток, бактерий, вирусов. Заодно поедает по не-скольку штук ослабленных эритроцитов. Такую раздувшуюся от сожранных эритроцитов трихомонаду гематологи почему-то называют мегакариоцитом – якобы клеткой костного мозга, продуцирующего кровь. Отрыгивая (иначе не скажешь) неперевариваемые части эритроцитов, паразит заодно сбрасывает и их геном, то есть – вводит в заблуждение наших иммунных защитников: ведь если окружение клетки (а трихомонада, напоминаю, – клетка,) имеет наш собственный генокод, то и сама клетка должна быть нашей, не так ли? Лейкоциту распознать “истинное лицо” вражины можно лишь при условии, что уровень гормона эпифиза – мелатонина – не ниже 20% от максимума. Максимум, как вы помните, приходится на возраст 25 лет. Тогда почему же от рака умирают и двадцатипятилетние? Поясняю: когда у человека поражена эндокринная система, это значит, что она поражена целиком, а выборочно железы поражены по-разному. Например, человек пришёл к врачу с аденомой предстательной железы, а то, что у него барахлит печень и ослабла поджелудочная железа – волнует в этот момент мало. Заболевание предстательной – наглядно, а поджелудочную…
Чего о ней волноваться, если более важная и больная проблема беспокоит. Женщины с поздними стадиями мастопатии никогда не обращают внимания на нарушения менструального цикла – “не до мелочей”… Человека всегда беспокоят сиюминутные проблемы, особенно – болевые. Слишком близко подобравшегося слабенького лейкоцита трихомонада просто расплавит своими токсинами. Только крепкий лейкоцит может бороться с ней. Кстати, и здорового эритроцита трихомонада не съест – “выплюнет”. Вот когда он начнёт разлагаться, отравленный ядами паразитирующих в крови микроорганизмов, тогда его и съедают. Потому что по виду он – ещё эритроцит, а по сути – одно название. Внешняя поверхность трихомонады – небелковая, и это тоже помогает ей уклоняться от иммунных защитников. Поэтому, когда трихомонады погибают, их небелковые составляющие не могут аутолизироваться (растворяться, как и положено белкам) и ещё долго засоряют собой кровь. Такие “ошмётки”, плавающие в поле зрения лабораторного микроскопа, какая-то учёная медицинская голова назвала “тромбоцитами”, наделив их свойствами сворачиваемости крови. Вообще-то кровь сворачивается благодаря соответствующим свойствам сыворотки. Их не меньше тринадцати. А у “тромбоцитов” – всего четыре похожих функции. Все они сводятся к тому, чтобы своими телами закрывать бреши в кровеносных сосудах, подобно тому, как на корабле с пробоиной ниже ватерлинии моряки в авральном порядке конопатят места разрыва корпуса судна. Автомобилисты знают, что если в дороге протекает радиатор, надо бросить в него горсть сухой горчицы. Трещина временно “законопатится” и можно будет без особых проблем доехать до СТО. Но ведь никому не пришло в голову назвать это “принципом тромбоцита”!
Мы помним энгельсовское “Жизнь – это форма существования белковых тел” и знаем, что пищевые белки клетке-паразиту нужны так же, как и нам с вами. Но – для “внутреннего” употребления. Вон в Киеве учёные академики-медики недавно сделали открытие, что поверхность раковых клеток не содержит соединения кальция с белком. Откуда же белку взяться, если на поверхности трихомонады его вообще нет? С таким же успехом можно заявить, что в кошачьих экскрементах не обнаружено годное к употреблению малиновое варенье. А все эти “открытия” делаются потому, что медики не хотят слышать голосов “дилетантов”, далеко обогнавших их в понимании сути проблемы. Только дилетант и может сделать настоящее открытие: история этому учит-учит, учит-учит, а “специалисты” продолжают не видеть ничего вокруг себя. Особенно – выздоровевших “не по правилам”. Тем более – считавшихся безнадёжными онкобольных. А если и замечают – не верят собственным глазам (“такого не может быть, потому что такого не может быть никогда”). По наличию тромбоцитов в обычном клиническом анализе крови можно судить о состоянии организма. Если тромбоциты присутствуют в пределах 80-120, то это значит, что иммунитет успешно выполняет своё предназначение: лейкоцитов продуцируется достаточно, паразиты своевременно отыскиваются и уничтожаются, одним словом – поддерживается динамическое равновесие “паразиты – иммунитет”. Допустимый, не приносящий заметного вреда, уровень паразитов поддерживается, иммунитет – в работе. Обычной, повседневной, рутинной работе по обезвреживанию внутренних врагов организма. Если же тромбоцитов много, да к тому же уровень лейкоцитов резко подскочил, значит – идёт упорная борьба иммунитета за нашу жизнь. Здесь уже необходимо “включать голову” и принимать соответствующие адекватные меры, например, как минимум, повысить уровень энергетики.
Врач, исследуя кровь тяжелобольного пациента, обязательно обратит внимание на количество тромбоцитов: если этот показатель упал ниже цифры 50, то шансы у больного, по мнению врача, тоже мизерные (у автора показатель тромбоцитов обычно гуляет в пределах 34-37, что вызывает на лицах медиков трудноописуемое выражение – нечто между оторопью и священным трепетом). Причина в следующем: в отравленной токсинами паразитов крови работоспособных иммунных защитников осталось так мало, что они просто не в силах бороться с трихомонадами. Отсюда и небольшое количество “останков” паразитов (Хотя есть и исключение – человек слишком здоров!). Отлично понимая, что его возможности (и познания) исчерпаны, врач просто-напросто ищет пути отступления: теперь ему осталось доходчиво объяснить родственникам, что медицина не всесильна. “Лечит Господь Бог, а мы – только врачуем”- говорят сегодняшние врачи, совсем недавно получившие зачёт по атеизму, убедив экзаменатора, что Бога – нет. Что это? Трансформация мышления? Или всё-таки плоды недоучения? Инженера-мостостроителя, неверно рассчитавшего нагрузку на опору, пошлют под суд, сколько он ни призывай Бога в свидетели, что “это мы не проходили”. А врач “проходил” трихомонаду. Лучше бы он её изучал. Как специалист-медик.
ТРИХОМОНОЗ
Миллионы лет эволюции не прошли для трихомонады даром: она наклеивает на себя разные бактерии, вирусы и другие виды “пищевого резерва”, выделяя для этих целей специальное клеящееся вещество – фибронектин. Заодно этот “склад” служит живым барьером от атак иммунитета. Ведь как действуют лейкоциты: “протестировали” незнакомую клетку на предмет соответствия генокоду человека-хозяина, и, если клетка чужая – она уничтожается. Вот такая схема. Пока иммунные защитники воюют с “населением” оболочки трихомонады, она успевает скукожиться до минимальных размеров, превратившись в цистоподобную (похожую на клетку) форму. Есть у трихомонады ещё одна особенность, которая ввела в заблуждение почти всех врачей планеты – у неё отсутствует характерный геном. Простыми словами, её генокод не жесткий, как у клеток того же человека или иного другого живого существа. Этот паразит не связан такими условностями, как обязательное наличие 23 пар хромосом. У любой трихомонады хромосом может быть любое меньшее их число. Мало того, паразит вполне обходится простым несформированным набором из хроматиновых зёрен. А так как сочетаний – 46! (факториал) – достаточно много, то искателям “ракового гена” предстоит ещё долго и упорно работать, пока они не выделят всех до единого. Лично у меня калькулятор восьмиразрядный, так что итоговую цифру сказать не могу.
Считать “в столбик” лень, но если кому-то приспичит знать точное число “онкогенов”, тот может покопаться в справочниках по математике, найти там формулу “Число сочетаний из m по n” и произвести необходимые расчёты. Я не провидец, но предсказываю – у всех получится одна и та же цифра. Так будет потому, что наука математика – точная, и бредовые идеи пускает на порог лишь тогда, когда убедится в их правильности. Это медицина может себе позволить навязывание волевых решений там, где никому ничего не ясно, но вышестоящему органу кажется, что истина лежит именно там, где ему показалось. Хотя на Руси давным-давно известно: “кажется? – перекрестись!”. Тем более, что почти всё руководство любой отрасли внезапно ринулось в религию. Главное, чтобы читатель понял: онкологи мира, ищущие раковый ген (и уже отыскавшие целую прорву этих самых “онкогенов”), на самом деле – изучают и классифицируют трихомонад на генетическом уровне. Кто-то из академиков (по уточнённым данным – Лев Арцимович) сказал, что “наука – это возможность заниматься любимым делом за государственный счёт”. Если это – стоящее дело, тогда пожалуйста, резвитесь на здоровье. Но если тратить бешеные средства в поисках того, “чаво не может быть”, то это уже – патология, говоря медицинским языком. Ведь намного проще проверить лабораторно теорию Свищёвой, убедиться в её правоте и заняться практическим делом – спасением людей от трихомонадного нашествия.
Вы спросите: а как та же вагинальная трихомонада попадает в кровоток, чтобы обосноваться, например, в молочной железе? Очень просто: ткани организма содержат гиалуроновую кислоту, особенно – стенки кровеносных сосудов. Трихомонады, продуцируя фермент гиалуронидаза, разрыхляют ткани и проходят через образовавшиеся отверстия в кровоток. Вы думаете, что ваш инсульт был вызван результатами выборов в Гондурасе? Как бы не так – паразиты, не уведомляя вас о своём присутствии, сделали “дуршлаг” из ваших сосудов мозга, а вы просто поставлены перед фактом. Заодно и ваш врач тоже. Нет, симптомы приближающегося инсульта врач узнал, даже предупредил о надвигающейся опасности, дав правильные рекомендации по изменению образа жизни. Но он даже не заикнулся о трихомонаде, потому что не понимает связи трихомоноза с инсультом. И вы, прочитав эти строки, займёте одну из двух позиций: либо поверите и захотите уберечься от болезней, либо решите, что автор сошёл с ума и заодно повредил разум издателю, рискнувшему выпустить в свет такую скандальную книгу. В одном я уверен: вы не будете индифферентны, иначе на кой чёрт вы эту книгу до сих пор читаете. Конечно, экологические диверсии (иначе не назовёшь) сделали своё дело – условия для жизни крепко ухудшились.
Это привело к снижению планки иммунитета. В свою очередь, сниженный иммунитет начал пропускать в организм большее количество паразитов – возбудителей заболеваний. Вот так, цепляясь одно за другое, выстраивается причинно-следственная цепочка снижения ресурса жизненных сил человека. Потакая собственной глупости, неинформированное человечество делает всё возможное, чтобы подцепить как можно больше трихомонад “со стороны”. Официальная медицина ведь до сих пор ни разу не выступила с заявлением, что практически все возбудители хронических заболеваний так или иначе связаны с трихомонозом (трихомонада несёт их и в себе, и на себе). Даже признания этого факта нет! Потому что медики в массе своей не верят в столь “простое” объяснение: раковая опухоль представляет собой колонию трихомонад. Особенно упорствуют онкологи. Как мне пришлось не одну сотню раз убедиться, паразитологию ни онкологи, ни врачи поликлиник просто не знают: её проходили на первых курсах, когда в головах будущих врачей ещё бушевала эйфория от радостей студенческой жизни, и этот предмет они просто проигнорировали. Как можно разбираться в том, что вообще не знаешь? А мы ждём от врачей помощи, когда у нас обнаружен рак. Да и трихомоноз обнаруживают лишь гинекологи и иногда дерматовенерологи, когда не обнаружить его просто невозможно. Мало того, когда гинеколог видит трихомонаду, пожирающую хламидию, он её защищает: сам-то врач хламидиоз не лечит, он не знает, почему хламидии столь упорно появляются снова и снова. Объясняю недоумевающим медикам: хламидии живут в трихомонаде, на которую не действуют противохламидийные препараты. Ещё они не действуют на вирус герпеса, также сидящий в трихомонаде. И на ВИЧ. И вообще: на каждого возбудителя действует (по Парацельсу) свой препарат-убийца: “На каждое заболевание выросла своя травка”. На трихомонаду выросло много “травок”, причём, спектр воздействия растительных препаратов на них действительно широчайший. Одни трихомонаду просто сразу убивают.
Другие заставляют переходить в неактивную цистоподобную форму и пытаться отгородиться от тканей организма полоской соединительной ткани, выстраивать которую он сам старается помогать. Третьи – вынуждают менять дислокацию, делая их тем самым более уязвимыми во время передвижения по кровотоку. Если во время таких “миграций” иммунитет не ослаблять умышленно, то лейкоциты трихомонад и распознают, и уничтожат. Но если иммунитет снижается химиотерапией или облучнием, то снявшаяся с места трихомонада беспрепятственно проходит сквозь решето ослабленного иммунитета и находит новую землю обетованную. Онколог покажет пациенту снимок, где явно заметно уменьшение опухоли, бодро заявит, что благодаря его титаническим усилиям опухоль “рассосалась” и… умоет руки. Как библейский Понтий Пилат. А опухоль спустя некоторое время проявится в новом месте. А в 70% случаев – в том же самом. Онколог предложит вам смириться с этим положением, так как рак – болезнь неизлечимая… Это, мол, такое перерождение нормальных клеток в опухолевые, что наука своим скудным умом ещё процесс не объяла. И не объяет, пока официальная медицина будет вариться в собственном соку. Сви-щёва – химик, именно поэтому её открытие медиками не воспринимается. Правда, не всеми, потому что разумные люди у нас ещё не совсем перевелись. Те медики, которые восприняли открытие, стали лечить рак. Нам, дилетантам, чьи мозги не замусорены ошибочными веяниями и теориями, восприятие здравого смысла даётся много проще: нас ведь никто не заставляет зубрить чьи-то ошибочные измышления. Мы больше на логику напираем.
И доверяем не “авторитетам”, а фактам. Факты, к сожалению, вопиют о несостоятельности теорий официальной медицины по поводу происхождения раковых опухолей. Но мало нас, мыслящих, а их, самоуверенных, много. И на их стороне – право. В том числе – право убивать человека совместно с трихомонадой, на стороне которой сегодня выступает официальная онкология. На защите нашего организма сосредоточены силы иммунитета: лейкоциты (гранулоциты) и иммуноглобулины. Они выявляют, тестируют и, если есть возможность, то уничтожают чужеродные белки, распознанные в кровотоке. Они же и перевозят останки разрушенных врагов в выводящую систему. Это – в норме. Как только уровень токсинов в крови начинает повышаться, в работе иммунной системы наступают сбои. Иммунные защитники не только снижают ориентацию, а просто слабеют. Так как действуют они совместно и согласованно, то рассогласование приводит к тому, что принято называть снижением уровня иммунитета. Одновременно снижается активность работы всей эндокринной системы. Например, вилочковая железа (тимус), ответственная за “программирование” лейкоцитов, с увеличением возраста человека снижает свою функциональную активность – так называемые возрастные изменения. Но такие же по сути изменения наступают и из-за отравления организма (кровотока) токсинами трихомонад. Не надо забывать, что любой погибший организм, какой бы он ни был маленький по размерам, начинает разлагаться. Те его части, которые могут быть использованы в качестве “вторичного сырья”, аутолизируются, а те, которые являются откровенным мусором – подлежат удалению. Удаление, как вы помните, производится также через кровоток. Сюда же, в кровь, сбрасываются и все токсины (яды).
А чем выше концентрация ядов в крови, тем слабее иммунитет. Трихомонады иммунитет снижают целенаправленно, так как он мешает им существовать. Такое уж у них, паразитов, предназначение. Это нужно просто осмыслить и уяснить. Чтобы разбудить мысль, надо сделать что-то громкое, например – крикнуть. Уйму лет умалчивает официальная медицина сам факт существования теории Свищёвой. А её последователи-врачи вынуждены работать подпольно, излечивая людей от “неизлечи-мых” заболеваний. Скажу честно: если бы меня лично, мои шансы на выживание этот вопрос не затрагивал, то я тоже, как и все обыватели, не лез бы в эти медицинские дебри. Только умные врачи следуют советам, так как видят, что общаются с человеком, разбирающимся в проблеме лучше их, болящих. Когда врач находит (по подсказке дилетанта) в синовиальной жидкости коленного сустава больного ревматоидным полиартритом хламидий – он отказывается верить результатам собственных исследований: как хламидии могли попасть в синовиальную жидкость сустава? Да очень просто – их перенесли в себе трихомонады, разгуливавшие по кровеносной системе. Поэтому иммунитет и не заметил хламидий. Вам понятен механизм перемещения? Объясните его в доходчивой форме вашему участковому врачу. Может быть, у вас это получится лучше, чем у меня – я не могу долго разго-варивать со стенкой… Долго я выступал как “собес”: безвозмездно раздавал методики. Но после того, как эти методики начали открыто (и к тому же – с грубыми ошибками, как и свойственно бестолковым “мартышкам”) использовать, одновременно нагло подчёркивая, что “он же – не врач”, я решил закрыть эту “лавочку” и делаю встречное предложение медикам: у меня сегодня имеется более 300 методик лечения практически любых “безнадёжных” заболеваний. Требуются врачи, готовые взять на себя расходы по патентованию методик.
За это я поставлю их в списке авторов каждой методики на первое место. Себе я отвожу второе – мне же не получить медицинский патент! Заодно протестирую медиков на сообразительность: кто не подсуетится – не попадает в авторы. Другого способа узаконить методики я не вижу. Есть ещё кое-какие задумки и предложения, но обсуждать их можно только с людьми серьёзными, у которых разум стоит выше апломба. Вы скажете, что всё, написанное в этой книге, и так до предела рассекречено. И бу-дете неправы, потому что, когда речь идёт о человеческой жизни, ошибок быть не должно. А горячие головы, даже от медицины, обязательно “наломают дров”, не имея чёткой методики. И хорошо, что врачей не учат широко мыслить: пусть остаются хоть и узкого профиля, но всё-таки – специалистами. О том, что некоторые медики проникаются истиной, свидетельствует появившаяся в кругах просвещённых о трихомонаде врачей шутка: теперь интимные отношения классифицируются не иначе, как “трихомонадный обмен”. Хотя эти юмористы отлично понимают, что не единой вагинальной трихомонадой богат человек: кишечная и ротовая тоже всегда при нём. Время от времени такие врачи (за что я их уважаю) принимают то упаковку трихопола (в день!) раз в 2-3 месяца, то проводят противопаразитарную санацию полости рта (тем же трихополом или клюквенным соком), то выпьют столовую ложку свекольного сока и смотрят: не покраснела ли моча? Этот тест надёжнее любого другого покажет: грозит нам встреча с онкологом или нет. Врачи отлично понимают, что, общаясь каждодневно с больными, они всё время рискуют заразиться сами. Но одни помнят, что они – разумные существа, а другие об этом забывают. Первых мне встречается слишком мало, увы. Зато вторые – руководят медициной!
А человек, достигший уровня своей некомпетентности, тем более – в здравоохранении, представляет собой угрозу обществу. Ведь если ты, врач с “именем”, не можешь вылечить самого себя от болезни по твоему узкому профилю, то чего ты вообще делаешь в медицине? Как к тебе люди идут? Их-то мозги где? В том-то и дело, что со снижением уровня иммунитета у человека падают и умственные способности. Чем человек глупее, тем он доверчивее. Медицина, на мой взгляд, не заинтересована в повышении уровня индекса интеллекта населения. Возможно, ещё и потому, что боится раскрыть свою несостоятельность в решении кричащих проблем нашего времени. Трихомоноз – сегодня уже не диагноз, а реалия жизни. ВИЧ, обитающий в ротовой трихомонаде, отлично передаётся воздушно-капельным путём при кашле, чихании или другой форме выброса заражённой слюны. Хвалёные “безопасные” презервативы имеют естественные отверстия в латексе таких размеров, что вирусы ВИЧ проникают через них не поодиночке, а целыми стаями.
Едущие в общественном транспорте онкобольные даже не подозревают, что они заражают других пассажиров. Члены семей онкобольных, ежедневно общаясь со страдающими, не догадываются, что подобную участь они себе ускоряют сами. Медик скажет, что паразиты, в том числе и трихомонады, помогают нам тренировать иммунитет. Но судьбу перетренированных спортсменов знают все, а о “перетренировке” собственного иммунитета подумать, что, мозгов не хватает? Видимо, да! Ситуация в обществе сегодня такая, что миллиарды разновидностей (генетических!) трихомонад просто кишмя кишат. Как себя вести в этом океане заразы – не знает никто из обывателей. Врачи знают только общие принципы гигиены, по мере сил выполняют их, но сути проблемы не понимают. Им этого не говорили во время учёбы. Плюс ко всему – группа риска на работе. Вот врачи и болеют. Поднять иммунитет они не могут даже самим себе, потому что не знают, как. А ведь в задачу трихомонады не входит поднятие нашего иммунитета, мы для неё – корм. Осознайте это и помните: “человек разумный” – наше видовое определение! Как видите, основная мысль книги подана в только что прочитанных вами строках. Но так как я выполняю пожелание издателя написать своё видение лечения возможно большего числа заболеваний, то продолжим, если ещё не устали. Хотя, уставать, читая эту книгу, неразумно: впереди ещё масса информации, которая не даст читателю оставаться безразличным. К себе.
С. П. Куренков

Прокоментить:

  1. PUMA says:

    Благодарю.Очень интересная и познавательная информация.Жаль только,что у многих людей закрыты уши и глаза.

  2. Лёля says:

    Спасибо. А как бороться спаразитами?

  3. Тата says:

    как победить трихомонаду? как поднять иммунитет?

  4. Кира says:

    После статьи больше вопросов, чем ответов. Так КАК эту тварь лечить.то? :) я вижу только один выход -многодневное сухое голодание.

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | ТРИХОМОНОЗ или почему современной медицине сложно вывести паразитов