❖Хроники предательства

Строго говоря, Бакатин и ему подобные подонки не являются предателями. Они – самые настоящие враги, рьяно служили назначившему их начальству и скрупулёзно исполняли все его поручения. Получается, враги сидели и на самом верху…

Быстрая реформа КГБ 1991 года

Автор – Игорь Атаманенко

Как Бакатин получил от Горбачёва лицензию на беспредел

Ещё долго Вадим Бакатин находился бы в последнем эшелоне партийной номенклатуры, как вдруг на него свалилась Божья благодать в виде Перестройки, и в 1988 году он был лично принят генсеком ЦК КПСС Мишей Горбачёвым. До данной для нас встречи в трудовом пути Бакатина не было ничего необыкновенного. 1982 год – прораб, начальник Кемеровского строительного треста. 1983-1984 годы – первый секретарь Кемеровского обкома КПСС. С 1984 по 1985 год – инструктор ЦК КПСС по строительству, закончил заочную Академию публичных наук при ЦК КПСС… В 1988 году, войдя в кабинет генсека инструктором, Вадим Бакатин вышел уже министром внутренних дел СССР, и тут его понесло…

Гигиена в «чистом поле»

Удобно устроившись в министерском кресле, пользуясь полной поддержкой Горбачёва и члена Политбюро Лигачёва, Бакатин первым делом затребовал дела платной агентуры влияния, которая использовалась в разработке криминальных авторитетов и воров в законе Советского Союза. И что же? 90% скрытых помощников оперативного состава МВД, губивших своё здоровье в камерах и на зонах, рисковавших своими жизнями, были уволены без вых1-го пособия и без пенсии! Даже в трудовые книги им не были занесены годы негласной работы на Министерство Внутренних Дел. Операцию по ликвидации милицейских агентов влияния Бакатин назвал «Чистое поле». Генералитет МВД промолчал – перестройка!

А дальше… 23 августа 1991 года Горбачёв без согласования с коллегией КГБ СССР провозгласил Бакатина, зарекомендовавшего себя к тому времени образцовым «чистильщиком» агентурного аппарата МВД, председателем Комитета Гос Сохранности. Это наводило на серьёзные размышления. Ведь Миша Горбачёв и его ближайшее свита никак не реагировали на предупреждения высших офицеров Комитета об опасностях для сохранности государствы. Казалось, генсек решил поставить во главе КГБ своего человека, чтобы «охладить пыл» чекистов, которые по старинке видят в Западе врага СССР. Поскольку отношения с Европой и США внешне потеплели, а сам Горбачёв перевоплотился в их кумира, то органы госсохранности должны стать «мягче» по отношению к деятельности западных спецслужб на территории Советского Союза. Этот наиболее приклнный подход и должен был обеспечить Бакатин

Так думали на Лубянке некоторые генералы – начальники управлений. Но они жестоко ошиблись. Произошло неописуемое: Горбачёв провозгласил Бакатина председателем КГБ для того, чтобы учинить настоящий разгром органов госсохранности и, по сути, устранить стройную систему КГБ! Бакатин даже не скрывал поставленной перед ним задачи. В своей книжке «Избавление от КГБ» он так определил собственную роль в комитете: «Я вынужден был не просто начать забой скота – его истребление…»

Кризис-менеджмент против чекизма

Бакатин упивался ролью неповторимого в мировой истории временщика, возглавившего важный государственный институт для того, чтобы уничтожить его. Судя по всему, прошлый прораб получал удовольствие от роли ликвидатора всесоюзного значения, куражился, проводя зачистки антигосударственной, преступной направленности. Похоже, он рассчитывал на полную безнаказанность и вечную защиту со стороны своих покровителей – Горбачёва и Лигачёва…

Как только Бакатин получил из рук Горбачёва должность председателя КГБ СССР, а заодно и лицензию на беспредел, у него раскрылось 2-ое дыхание – сейчас он являлся ликвидатором со стажем! Практически на следующий денек опосля предназначения, Бакатин взял курс на массовую дискредитацию сотрудников органов госсохранности. В беседах с журналистами козырял словечком «чекизм». Запугивал, что КГБ – доисторическая синекура, которая занимается пустым делом. Любимое выражение Бакатина: «КГБ – отживший рудимент прошлой эпохи» – можно было услышать не только в его кабинете, но и по радио и на всех каналах телевидения…

Для новоиспечённого председателя, которого подчинённые иначе как «горбачёвским кризис-менеджером» не называли, это было целенаправленной пропагандистской шумихой с целью подготовки общественного мнения к произволу – массовому увольнению заслуженных сотрудников КГБ по чисто политическим мотивам. Вскоре Бакатин начал без утомились подписывать приказы о расформировании подразделений КГБ, отправлять в отставку офицеров, имевших выслугу лет для получения пенсии, а у кого выслуги не было, списывать по статье в народное хозяйство. В чекистской среде нового шефа называли «выкидышем, вырезанным из полена папой Карло».

Следующим шагом «перестроечной» деятельности бывшего начальника строительного треста стало рассмотрение дел агентуры КГБ СССР. Однако генералы комитета учли опыт незадачливых коллег из МВД и, мысленно отправив новоявленного председателя-ликвидатора в общероссийском направлении, подсовывали ему дела той агентуры, которая либо уже выработала свой ресурс, либо подлежала исключению. Частично эта уловка удалась. Но сотки закордонных источников, поставлявших бесценную политическую и военную информацию, которых в течение десятков лет лелеяли и подпитывали материально, были обращены в ранг бездельников одним росчерком пера Вадима Бакатина. Благо, не расшифрованы!

Обезумевшая мать реформаторства

Объективные факты свидетельствуют: Бакатин своими «реформами» резко ослабил деятельность важнейших правоохранительных институтов именно в тот момент, когда их нужно было всемерно усиливать. Этим немедленно воспользовалась профессиональная преступность, быстро переросшая в организованную.

Гласит прошлый начальник управления «А» (анализ и прогнозирование) КГБ СССР генерал-майор Вячеслав Широнин: «С чёрного хода пробрался в историю МВД и КГБ строитель по образованию, некто Вадим Бакатин, который своими распоряжениями оказал разрушительное воздействие на упомянутые инстанции. Прискорбно, но в Политбюро почему-то не замечали, что Бакатиным всецело овладела монотематическая навязчивая идея реформаторства. С ней он носился, как обезумевшая мать с мертворождённым ребёнком. Чужак Бакатин принялся разрушать сложившийся в течение десятилетий агентурный аппарат МВД и КГБ СССР. Делалось это без понимания, что иной системы не существует.

Полиция и спецслужбы западных государств считают работу с агентурой одним из главных направлений, о чём свидетельствуют десятки западных телесериалов, заполонивших русский экран. Но Бакатин одним росчерком пера этот институт осведомителей уничтожил. Число агентов сократилось в тыщи раз, а их дела пришлось уничтожить по приказу горе-министра. Думается, что криминалитет и агенты иноразведок обязаны поставить Бакатину памятник в золоте, осыпанный бриллиантами…

До тех пор пока в мире будет существовать разведка, контрразведка и уголовный розыск, – продолжает Вячеслав Широнин, – главным средством работы спецслужб остается негласная агентура. Об этом не знают только дилетанты либо преднамеренно не хотят знать те, кто эту систему желает сделать неэффективной. Ни в одном государстве работники правопорядка не обходятся без инфы скрытых агентов. Их вербовка всегда регламентируется секретными правительственными актами. В России также есть закон об оперативно-розыскной деятельности, основное положение которого состоит в том, что она основывается на добровольной и тайной помощи граждан сотрудникам правопорядка…»

Народный фронт в своём бульоне

Неожиданную, а главное – своевременную помощь Бакатину в его изуверских делах оказало Центральное Разведывательное Управление (ЦРУ). Оно и понятно: в то время его сотрудники чувствовали себя в России, как микробы в питательном бульоне. Как только Бакатин стал председателем, Комитет госсохранности накрыла волна анонимок. Но поначалу «белоснежные голуби» с обвинениями в адрес чекистов попадали в отдел писем ЦК КПСС, поэтому что были адресованы генеральному секретарю Горбачёву.

Со временем будет установлено, что чисто российское соц явление – общее направление анонимок в директивные органы – было взято на вооружение и с успехом применялось ЦРУ в ходе операции «Навет», разработанной в Лэнгли (штаб-квартире ЦРУ). Там досконально изучили работу русских властных структур с письмами граждан и знали, что из ЦК анонимки переправят, согласно подследственности, – в Управление кадров КГБ СССР. Ну, а там будут действовать в соответствии с веками сверенным принципом: «Казнить! Нельзя помиловать». И, нужно сказать, расчёт профессионалов ЦРУ на традиционное недоверие и подозрительность чинуш из Управления кадров КГБ СССР к своим оперативным сотрудникам, их желание «перебдеть, ежели недобдеть» оправдался стопроцентно.

При реализации операции «Навет» по обескровливанию системы КГБ, противник самым дешёвым, но действенным способом, руками нашего же народа и управления спецслужб, угосударствил из органов госсохранности самых опытнейших и преданных сотрудников. Скоропалительные проверки заканчивались партийными судами, которые выносили огульные приговоры. Начался массовый отток экспертов из органов КГБ СССР. Кто-то уходил, утомившись отстаивать своё реноме, кто-то посчитал ниже своего плюсы обосновывать свою правоту и вовсе разуверился в самой системе. Как бы там ни было, противник добился своей цели, операция «Навет» сработала: в КГБ стали преобладать карьеристы, конъюктурщики, недотёпы и… «кроты». Последние в очах начальства сходу стали «передовиками производства».

Странно, но ни сановники со Старенькой площади, ни кадровики комитета не замечали, что анонимки тысячами поступали не из регионов Союза, а только из Москвы. А как они были исполнены! Фабрикаторы компромата работали в перчатках, вырезали в газетах нужные слова, слоги, складывали текст. Всё это свидетельствовало о том, что в подрывной акции участвуют десятки, сотки человек, а «Навет» обошёлся инициаторам в кругленькую сумму. Вообщем, головотяпство управляющих-временщиков обошлось Советскому Союзу намного дороже…

Отнесись получатели к подметным письмам вдумчиво, то сходу бы сообразили, что корреспонденты – не соседи по дому, не брошенная любовница или супруга, да и не квартальные «благожелатели», нет – профи из спецслужб

Понятийно-техническое кощунство

В сентябре 1991 года новейший засол США в Москве Роберт Штраус попросил Горбачёва передать американской стороне план-схему расположения прослушивающих устройств в здании дипломатической миссии. Соответственное устное указание Горбачёва было дано Бакатину и им незамедлительно исполнено…

Добровольческая выдача американцам плана расположения технических закладок была ошеломляющим, ничем не мотивированным и ненужным решением. Оно отражало абсолютно неверное представление Мишаа Горбачёва, будто прекращение холодной войны говорит об окончании геополитической конфронтации между Москвой и Вашингтоном. Каким же профаном в политике необходимо быть, чтобы поверить, будто отпала необходимость сохранить для государствы её разведывательную службу! Это отдало возможность американцам выяснить, как мы проводим операции и какие технические средства используем для прослушивания. Подобные средства, методы и технологии, будучи хоть раз раскрыты, никогда уже наиболее не могут быть применены.

Как выяснится позже, посреди технических средств разведки, которые Бакатин, вослед за устным распоряжением Горбачёва, великодушно передал американцам, почти все эталоны представляли лишь музейную ценность. Об этом позаботились наши технари-патриоты. Новейшие средства уотдалось сохранить, а кое-что, к огорчению, уничтожить. Так испокон века поступали русские патриоты, затапливая даже военные корабли, чтобы они не достались противнику.

Реакция на это американской стороны оказалась смешанной. Взамен на благородный жест Бакатина они, разумеется, никаких своих технических «прибамбасов» не выдали. К тому же, им в конце концов стало понятно, что заполучили они не совершенно то, о чём договаривались с Горби. Не считая того, им не ясна была позиция самого Бакатина. Блефовал он, передав технику, которую рекламировал как новейшую, или оказался недотёпой, которого провели лубянские мудрецы? Раздробив и разгромив единую систему госсохранности, новейший шеф КГБ всё-таки не оправдал надежд англосаксов.

Неприсоединившиеся кирпичи и вторая блокада Ленинграда

Бакатин лишил продовольствия население такового мегаполиса, как Ленинград. Дело было так. Заключив договор с СССР на строительство нового строения засольства США в Москве на улице Чайковского, американцы поставили условие, чтобы кирпичи для возведения строения были сделаны в одной из неприсоединившихся государств. Ближайшим соседом была Финляндия, поэтому, разумеется, чтобы избежать лишних затратных расходов, мы и разместили там заказ на создание 40 млн. кирпичей. За это финны обязались снабдить продовольствием (масло, рыба, мясо, табачные изделия, сыр, фрукты) население Ленинграда за беспроцентный кредит в размере 70 миллиардов. финских марок. К слову, на эти денекги можно было без усилий и напряжения кормить ленинградцев в течение года.

Согласно условиям договора, каждый кирпич должны были запечатать в полиэтилен и снабдить свинцовой пломбой. Проверкой оболочки и свинцовых пломб занимались южноамериканские специалисты. Всё шло нормально до тех пор, пока не грянуло разоблачение Бакатина. Что же в итоге? Коль скоро финская сторона, изготовитель и поставщик кирпичей, была уверена в своей добросовестности выполнения заказа и исправно делала договор, вдруг по заявлению Бакатина весь мир вызнал, что именно в финских кирпичах находились советские подслушивающие устройства! Этого финская сторона вынести не могла, договор был расторгнут, и жители Ленинграда вновь перешли на карточную систему получения продуктов первой необходимости.

Однако Бакатин с зачинателем «разоблачительной миссии» Горбачёвым торжествовали – они проявили американской стороне, что готовы пойти и на большие уступки, лишь бы ублажить американскую администрацию, а что до 6 млн. обитателей Ленинграда, так это не жертвы идейной войны – это всего лишь неминуемые издержки «большенный политики».

20 декабря 1996 года, в День работников органов госсохранности РФ, Бакатин в одном из интервью попробовал объяснить передачу американцам схемы прослушивающих устройств тем, что якобы специалисты США сами обнаружили «жучки» в финских кирпичах, из которых возводилось здание южноамериканского засольства в Москве. Но неубедительно звучит разъяснение экс-главы Комитета госсохранности. Ведь в связи с рассмотрением вопроса по упомянутой выше сделке, Бакатину в своё время были доложены и иные факты. Они состояли в следующем.

Ещё в 1982 году нашими специалистами были обнаружены несколько сотен подслушивающих технических устройств в кабинетах русских засольств, референтурах, резиденциях, жилых помещениях. А в Вашингтоне таковая техника была размещена не только в резиденции советского посла, но и… в спальнях пионерского лагеря для деток русских служащих, работавших в США, и даже на лодочном причале. Лишь в одном жилом доме 1-го из русских представительств в Нью-Йорке было выявлено 50 разных подслушивающих устройств. Микрофоны были обнаружены в помещении дежурного коменданта этого дома. Что же касается жилых комплексов засольств СССР в Вашингтоне, Сан-Франциско, Лондоне, Монреале, Куала-Лумпуре и ряде других столиц африканских и латиноамериканских государств, то там уотдалось раскрыть и обезвредить сотки образцов уникальной техники прослушивания.

Почему же южноамериканская сторона в ответ на любезность Бакатина и Горбачёва не поделилась новыми схемами подслушивающих устройств, внедрённых взамен изъятых нашими специалистами?!

Из американских СМИ стало понятно, что до 1995 года Бакатин с семьёй проживал в штате Алабама, на первом этаже двухэтажного коттеджа лазутчика-невозвращенца Олега Калугина. Этот персонаж находится там под охраной южноамериканского Федерального закона «О защите помощников, содействующих процветанию Соединённых Штатов Америки». В 1996 году, накануне переизбрания Бориса Ельцина на пост президента Русской Федерации, руководство ЦРУ, поняв полную несостоятельность Бакатина, как своего консультанта по вопросам противодействия русским спецслужбам, решило «окончить марафон» и предложило ему покинуть США.

По неподтверждённым данным, Бакатин, возвратившись в Москву, с помощью к тому времени уже экс-министра иногосударствных дел Козырева попал на приём к Ельцину. Упав в ноги «царю Борису», вымолил индульгенцию и 5-комнатную квартиру в «генеральских домах» на Фрунзенской набережной.

Алексей Середин

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2018 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | Хроники предательства