❖«Система» против Системы

После начала проникновения «тлетворного воздействия гниющего Запада» в СССР 70-80-х годов первыми, кто начал собираться в разные группы, были молодые люди. Группы эти были самые разнообразные. У Казанского собора, к примеру, собирались полухипповствующие студенты. Кидали фрисби, шустрили наркотики, менялись интересными книжками, в том числе – и самиздатом, а также пластинками. Большое развитие получили домашние сейшены, концерты, в которых обычно участвовали накурившиеся планом друзья и подруги, играющие на всем, на чем возможно: от гитары до расчески включительно. Более конструктивно настроенные молодые люди, совершенно отказавшиеся от отношений с государством, создавали свою горизонтальную «систему», путешествуя автостопом по стране из города в город и находя единомышленников в этих городах, «кантуясь» на «флэтах», преобразованных в полукоммуны. В Ленинграде центром данной нам горизонтали был, естественно, «Сайгон».




Тяжело сейчас судить о численности представителей той протестной молодежной «системы». Какие-то данные можно получить, читая, до сих пор засекреченные государственные социологические исследования, посвященные ситуации с наркоманией в СССР в те годы. Во время перестройки некоторые данные из их попали в СМИ и вызвали у общественности шок. Не буду вдаваться в подробности, просто замечу, что в 1983 году, после того как коммунисты спохватились, в СССР началась широкомасштабная кампания по борьбе с наркоманией, приведшая десятки, ежели не сотки тыщ юных людей за сетку. Вообщем, дело не в наркомании. Она была только сопутствующим «системе» явлением, пусть и имеющим довольно огромное значение.



Возникновение молодежной андеграунд-системы было вызвано не слишь политическими причинами, сколько возникшей модой на протест. Коммунистическая система доживала свои последние годы и, пожалуй, первыми, кто это почувствовал, пусть и неосознанно, были молодые люди.



Они не устраивали политических демонстраций, не расклеивали листовки, не создавали политических подпольных организаций. Ежели такие и были, то чрезвычайно не достаточно. Они стали жить жизнью, образ и формы которой разрушал имеющиеся стереотипы, твердые стереотипы, навязываемые кремлевскими идеологами.



Это разрушение было спонтанным. Оно равномерно обхватывало все большую часть общества. Предки таковых юных людей теряли возможность управления их поведением. Ежели же они предпринимали твердые меры, то молодые люди, радикализуясь, уходили в глубокий «отрыв»: кидали дома, уезжали в другие города, в основном, в Москву или в Ленинград, уходили из институтов и т.п. Процесс вышел из-под контроля.



Глобальными для Рф последствиями этого процесса стали перестройка и распад СССР.



Молодые люди постоянно были самой пассионарно-активной группой общества. Неудивительно, что возникновение «андеграунд-системы» в 70-х в СССР привело к рок-революции, секс-революции, возникновению многочисленных неформальных групп, и, в естественном итоге, к глубочайшим политическим реформам.



Сегодня мы наблюдаем подобную картину. Возникновение «оппозиционных гуляний» на Незапятнанных прудах в Москве, на Исаакиевской площади в Петербурге, в Казани, Перми и других городах страны, после драматических событий 6 мая, когда был разогнан «Марш миллионов», после «инаугурации» Владимира Путина в Кремле, сопровождавшейся полной зачисткой от народа центральных улиц и проспектов, – явления того же порядка.



Можно долго рассуждать на тему, когда закончатся эти «гуляния», разгонит ли их ОМОН и плохая погода или сами разойдутся. Вопросец не в этом.



Поменялась сама ситуация.



В Рф сформировалась новейший вид молодежной «андеграунд-системы», и с этим сейчас придется нам жить, а власти считаться. Все твердые меры, которые собирается предпринимать Владимир Путин для ее угнетения – введение циклопических штрафов, аресты и задержания, высадки в тюрьму, провокации со стороны государственных СМИ – будут безрезультативны. Более того. Беря во внимание существующую мощную широкомасштабную социальную информационную сеть поддержки, о которой в 70-е годы можно было лишь грезить, никакие пробы разрушить эту «андеграунд-систему», предпринятые со стороны властей, успехом увенчаться не сумеют. Не считая того, скорость информационного обмена на горизонтальном уровне позволяет данной нам «андеграунд-системе» быть высокомобильной, очень эффективной и надежно защищенной.



Но и не это главное. Саму эту молодежную систему («система» – не чрезвычайно подходящее слово, но пока используем его) нельзя назвать «андеграунд-системой». Ежели в 70-х годах «системщики» обязаны были в силу тех или иных причин вести полуподпольный, а то и подпольный образ жизни, сводя к минимуму свои отношения с государством, то сейчас участники «оппозиционных гуляний» не лишь не нарушают закон, но и остаются студентами, спецами, бизнесменами, то есть активными гражданами своей страны.



Результаты подготовительного социологического исследования, проведенного Ольгой Крыштановской, чрезвычайно хорошо свидетельствуют об этом.



Вот проф состав участников Оккупайабай:



35% – учащиеся (студенты и школьники),


45% – спецы (программисты, переводчики, юристы, менеджеры, банковские служащие, ученые и педагоги вузов),


15% – бизнесмены,


3% – пенсионеры,


2% – безработные.



При этом молодежь в возрасте от 21 до 30 лет составляет до 44,5 % от общего числа «прогуливающихся». О чем это свидетельствует? Это свидетельствует о глубочайшем кризисе имеющейся гос системы. Она не способна правильно реагировать на протест против нее людей, которые находятся внутри нее. Власть не может начать увольнять программистов, переводчиков, юристов, менеджеров, банковских служащих, ученых и педагогов лишь за то, что они пришли с белоснежными ленточками к Чистым прудам.



Ежели она начнет это делать, то количество таковых людей, уволенных и недовольных, вырастет в геометрической прогрессии. И тогда показаться уже «андеграунд-система». Возрастет количество радикалов, готовых использовать твердые меры для борьбы с существующим режимом, вплоть до коктейлей Молотова, а это занесет еще большее напряжение в общество.



Это, естественно, не значит, что власть не будет ужесточать имеющийся режим. Меры будут приниматься самые решительные. Однако власть прекрасно понимает, что репрессивными превентивными мерами, пусть даже и самим твердыми, новейшую идеологию не победить. Идеология побеждается лишь иной идеологией.



Какую идеологию остается декларировать власти, смертельно и вполне справедливо боящейся «новой идеологии» – реформаторской и модернизационной (естественно, не в медведевском смысле этого слова)?
Есть лишь два варианта, и один вытекает из другого.



Это – милитаристская идеология.



Это – имперская идеология.






Продолжение следует …..







Тема развивается в передаче «Час Кремля»


Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | «Система» против Системы