❖Традиции, объединяющие горцев и славян

В ходе обсуждений о причинах нестабильной обстановки на Северном Кавказе нередко выдвигается миф о многолетнем конфликте горских и славянских народов на религиозно-этнической почве. История же развития региона свидетельствует, что на Кавказе веками складывались традиции дружбы и сотрудничеств, объединяющие проживающие в регионе народы разных этносов и вероисповеданий, которые и доныне живут в памяти народной и бытовых привычках людей. 

В исторических источниках первые сведения о возникновении на Северном Кавказе славян и их контактах с горцами относятся к X-XII векам, когда славяне начали врубаться в практическую жизнь данного региона и сотрудничать с местным населением. В частности, в арабо-персидских источниках этого периода содержатся сведения о руссах–наемниках (гулемах), состоящих на службе у разных кавказских правителей, а также о походах руссов на Кавказ, участии их в местных междоусобицах. В свою очередь в формирующейся аристократии Киевской Руси определенное роль принимали аланы, адыги и тюрки. Важную роль во всех сферах отношений Руси с народами Северного Кавказа сыграло Тмутараканское княжество, расположенное на Таманском полуострове, в Восточном Крыму и, возможно, на нижнем Прикубанье (XI в.).

Поражение Алании и Руси в борьбе с татаро-монгольским нашествием в XIII веке резко изменило устоявшуюся жизнь на Северном Кавказе, разрушило налаженные политические, торговые, культурные и этнические связи в регионе. Приток российского населения из Столичного королевства на Терек возобновился только в XVI веке. Смешиваясь с местным населением, переселенцы составляли ядро общин гребенских и терских казаков, роль в формировании которых принимали разные этнические, религиозные и социальные слои, в том числе из местных горских народов. В свою очередь ряд вайнахских, аварских и других фамилий ведут свою родословную от российских. Княжеско-боярская элита Столичного королевства включает в собственный состав представителей горских и тюрских народов (например, князей Черкасских, которые занимали видное место в Боярской думе). Со второй половины XVIII века Российская империя перебегает к политике конкретного присоединения Кавказа и установлению здесь русской администрации. Одновременно длится и процесс переселения на Северный Кавказ славянских народов – российских, украинцев и других национальностей, их мирного сближения с горцами.

Основную роль во взаимном проникновении и культурном обогащении горского местного населения и переселенцев-славян на Северном Кавказе сыграли тесноватые экономические связи славян с местными народами, их совместное ведение хозяйства, взаимные заимствования в области быта, материальной культуры. Так, например, следя, как выглядели русские поселения, как было устроено жилище казаков и российских фермеров, горцы перенимали то, что казалось им комфортным и удобным. При строительстве новых аулов усадьбы горцев стали размещаться вдоль улиц, проходивших через все поселение. Окна домов располагались на той стороне дома, которая выходила на улицу. Такие конфигурации во наружном облике селений оказались вероятны, кстати, с установлением мирной жизни на Кавказе, когда дом и двор горцу уже не необходимо было устраивать как крепость.

Учитывая крайнюю земляную тесноту горского населения, русское правительство выделило земли на равнине для расселения наиболее малоземельных аулов. При переселении на равнину горцы употребляли новые строй материалы, меняли технологию строительства домов. Так, карачаевцы Малого Карачая сначала строили турлучные жилища, как у черкесов, а позднее – саманные, как у российских. Шире стали использовать привозные строй материалы, в частности, жесть, в срубовых домах возникли огромные окна, которых не было в классическом горском жилище. Проживший много лет в Карачае учитель В.Колесников писал: “Российское воздействие уже очень сказалось на карачаевце… И стал карачаевец мыслить, как бы ему выстроить российский домишко или хоть в своей сакле проделать ненеобходимое до сего времени окно и сделать русскую печь да поставить столик с табуреткой”.

Зажиточные карачаевцы строили в подражание казачьим домам многокомнатные жилища с высочайшими потолками, большими окнами и дверями. Черкесы стали наращивать площадь дома пристройками к основному помещению. Богатые горцы возводили дома из дерева на каменном фундаменте, часто с галереей и остекленными окнами. Двери делали на железных петлях, время от времени настилали в домах деревянные полы. Значимым новаторством было появление в горских домах российских печей.

Изменилось и внутреннее убранство жилищ. У богатых горцев появилась европейская мебель – столы, стулья, металлические кровати, шкафы, комоды, зеркала. На окна стали вешать занавеси и портьеры из фабричных тканей, столы накрывать скатертью, пользоваться постельным бельем. Зажиточные горцы и кочевники брали самовары, швейные машинки, время от времени даже граммофоны и пианино.

В свою очередь, русские фермерове и казаки заимствовали у горцев и номадов понравившиеся им элементы жилища и интерьера. Так, очень популярны стали в селах и станицах стенные ковры, которые брали у горцев. Позже возникли в российских селениях мастерицы, которые сами научились изготавливать ковры без ворса. Казаки по горскому обычаю стали вешать на стену оружие, и этот обычай стал традицией, живущей доныне.

Одна из традиций – заимствование казаками у горцев фасона одежды и вооружения, так как они были лучше приспособлены к местным климатическим и боевым условиям. Казацкие жупаны отошли в область предания, их заменили черкесками, которые казаки стали предпочитать за легкость и удобство покроя. Горский костюм, состоявший из скроенных в талию бешмета, черкески и суживающихся книзу штанов, с высочайшими мягкими сапогами, был комфортен как при верховой езде, так и на дежурстве. Кроме того, он отражал представления горцев о красоте, мужественности, эта одежка олицетворяла тип лихого и отважного наездника, которой на Кавказе стал понятен и близок казакам. На смену тяжелым саблям и длинным неловким пикам пришли кинжал и шашка, которые сделались любимым оружием казаков.

Высочайшим повелением русского императора в 1817 году казакам уже официально предписывалось иметь обмундирование “черкесского эталона”, что знаток казачьей культуры О.В.Матвеев считает утверждением горского костюма на муниципальном уровне. 16 января 1831 г. в полках и войсках, поселенных на Кавказской полосы, впервые устанавливалась форма: черкески, бешметы, суконные штаны, ноговицы и чувяки. Шинель заменили горской буркой, которая не только защищала от ветра и дождика, но и предохраняла от сабельных ударов и даже пуль. В комплект одежды входил также башлык, наборный пояс, кинжал, шашка и пистолет. Офицерам полагались золотые чешуйчатые эполеты, казакам – суконные погоны со знаком полка. В принятом в 1845 году Положении о Кавказском линейном казачьем войске форма “черкесского эталона” была закреплена как для офицерского состава, так и для рядовых казаков.

Особенная сфера, в которой сложились глубочайшие традиции сближения и сотрудничества славян и горцев, это сфере духовной культуры. Даже в непростых условиях Кавказской войны 1818-1864 годов русская литература обогащалась сюжетами, образами, знаками и смыслами, связанными с Кавказом. В частности, с народами Северного Кавказа связано творчество таковых выдающихся писателей российской литературы, как А.С.Грибоедова, А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, А.А.Бестужева-Марлинского, живописцев Г.Г.Гагарина, Ф.Ф.Рубо, Е.А.Пансера, композиторов М.И.Глинки, М.А.Балакирева и других. В их творчестве осуществлен синтез российской и горской культур, были заложены базы преодоления межэтнических и религиозных конфликтов при сохранении государственной самобытности, как славянской культуры, так и культуры горцев. В этом контексте шедеврами российской классической литературы являются превосходные произведения А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова “Кавказский пленник”, “Герой нашего времени” и другие.

В свою очередь, в эти годы возникают первые просветители народов Северного Кавказа – адыги Эфенди Магомет Шапсугов, Хан-Грей Шора Ногмов, Умар Берсей, осетин Иван Ялгузидзе и другие, которые внесли большой вклад в развитие культуры северокавказских народов, знакомство с ней русской общественности, просвещение своих народов, поиск мирных путей включения Северного Кавказа в социокультурную систему Русской империи.

Почти все традиции, объединяющие российских и местное коренное население на Северном Кавказе сложились в советское время, когда, как отмечают исследователи, процессы политического, экономического и историко-культурного характера имели беспрецедентный нрав. Прежде всего – в этот период горские народы Северного Кавказа обрели свою государственность в форме автономных республик и областей, в том числе отдельные из их – впервые.

В советское время здесь была проведена большая работа по модернизации экономики, ее индустриализации с увеличением численности рабочего класса как носителя русской культуры; ликвидации безграмотности, в том числе созданию письменности на языках северокавказских народов; формированию государственных кадров интеллигенции – учителей, врачей, инженеров и других обученных специалистов; распространению российского языка как языка межкультурного общения. Равномерно выравнивался культурно-образовательный уровень всего населения Северного Кавказа, сближались актуальные ценностно-нормативные ориентиры людей независимо от их национальности и исповедания. Всенародное признание как в России, так и в северокавказских республиках, получили такие выдающиеся мастера литературы и искусства, как М.Шолохов, Р.Гамзатов, М.Эсамбаев, Ю.Темирканов, В.Гергиев.

В целом, к концу 50-х годов XX века был достигнут высочайший уровень интегрированности народов Северного Кавказа в советское общество. Сиим процессом были затронуты все наиболее важные сферы: соц, язык, образование, быт, институт семьи и брака.

К сожалению, в 90-е годы XX века, когда распался Советский Альянс, системный баланс культур, сложившийся на Северном Кавказе, был разрушен. Магнетизм, притягательность российской культуры, ее доминантная, интернациональная роль на Северном Кавказе стала утрачиваться, часть интеллигенции коренных народов дистанцировалась от русской социокультурной системы. В республиках Северного Кавказа, не без влияния из-за рубежа, стали интенсивно развиваться центробежные процессы актуализации этнических и религиозных самоидентификаций горских народов и на данной базе – формирования религиозно-этнической оппозиции России. Особую опасность представляет целенаправленное распространение на Северном Кавказе нетрадиционных политизированных течений в исламе, выступающих под флагом экстремистского ваххабизма.

Но мы не можем не констатировать и того, что веками складывающаяся дружба и взаимное проникновение культур населяющих Северный Кавказ людей не исчезли бесследно, объединяющие традиции данной дружбы и общей культуры, о которых шла речь выше, живут в памяти народной и бытовых привычках людей и они, что бы там ни говорили, составляют стержень публичной жизни северокавказских республик. Утверждения же нынеших идеологов сепаратизма на Кавказе о многолетнем конфликте горских и славянских народов на религиозно-этнической почве – не более чем миф и выдумка тех, кто стремится оторвать Северный Кавказ от Русской Федерации.

С опорой на сохранившиеся традиции дружбы, объединяющие горцев и славян, которых посреди обитателей Южного федерального окрестность насчитывается более 60%, при беспристрастном анализе и оценке катастрофических страниц истории Северного Кавказа, есть все возможности вернуть складывающийся крайние два века баланс культур в регионе, воссоздать духовную близость живущих здесь людей не только на экономико-географической базе, но и в историческом контексте.

Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2017 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | Традиции, объединяющие горцев и славян