❖О развале страны без эмоций

Помню, как намедни разрушениеа Союза, начиная с середины 1990 года, страну охватили бурные дискуссии по поводу того, быть или не быть союзному государству? Свое веское слово тут вставили литераторы-антизападники, почему-то от всей души верившие, что ни люд, ни руководители (в большинстве собственном) не пойдут за кучкой (типо) «ренегатов и подонков». Особые надежды возлагались тогда на армию, на генералов и офицеров. Еще в июне 1991 года писатель-патриот Проханов, выступая по телевидению, с пафосом заявлял о том, что он преисполнен гордости за наших генералов, которые де никогда не предадут Родину (то есть Советский Союз). Через два месяца генералы стройными рядами побежали за Ельциным, и нашему писателю-патриоту ничто не оставалось, как с таким же пафосом рассказать о собственном разочаровании в генеральском корпусе (совершенно не так давно, кстати, он разочаровался в Путине, которого до этого от всей души считал созидателем новой империи).

На деньках пришлось мне пообщаться с одним вот таким «ветераном» патриотического движения. Товарищ в привычном стиле предупредил об угрозе «оранжевой революции» и не без гордости напомнил о том, как в начале 1990-х он и его соратники боролись против либералов «за сохранение СССР». Естественно, настоящие итогы собственной «борьбы» он комментировать не стал. Пришлось мне направить внимание на то, что неприятель почему-то не заметил их самоотверженной обороны: ребята встроили укрепления, а супостат прошел вдоль и поперек, и не поперхнулся.

Сейчас наши патриоты снова поднимают голос в защиту «единства страны», снова выстраивают «оборону» (как они сами думают) против зашевелившихся либералов, но, сдается мне, итог будет тот же. Похоже, что история их так ничему и не научила. До сих пор в патриотической среде остались все те же иллюзии и предрассудки. И нет никакого желания трезво взглянуть на происходящее, правильно оценить ситуацию и свое подлинное место в ней. Можно было бы махнуть на них рукою, если бы те же самые иллюзии и предрассудки не распространялись посреди русских националистов.

Главная и самая вредная иллюзия наших патриотов – это уверенность в том, будто они являются своего рода «совестью цивилизации» и в полной мере выражают подлинные чаяния люда. На самом деле никакого люда они не олицетворяли и не олицетворяют, а их представления о нем навеяны почаще всего кабинетной публицистикой, чем настоящим жизненным опытом. Из-за собственной назойливой склонности к моральной риторике и пафосным заявлениям (а что еще ждать от «совести цивилизации»?) патриоты даже не в состоянии понять, насколько маргинальны они в социально-политическом плане. Поэтому неудивительно, что в переломные моменты истории, когда судьбу страны начинает решать улица и неформалы, они нежданно переходят на сторону действующей власти, поскольку не владеют никаким настоящим воздействием на общество. А когда власть меняется, они, очевидно, остаются у разбитого корыта.

На фоне такой политической незначительности смехотворно смотрится претензия патриотов на осуществление какой-то исторической миссии. Точнее, согласно их воззрениям, историческую миссию типо должен осуществить российский люд (через «великое» имперское государство, очевидно), а патриоты – своего рода главные идеологи и направляющая сила этого процесса. Фактически, отсюда, из данной нам взятой с потолка идеологии, и вырастает их убежденность в собственной социальной роли, в созвучности своих мыслях людным (типо) устремлениям. То, что эти «устремления» люду просто-напросто грубо напрашиваются в течение уже нескольких веков, в расчет, конечно же, не принимается. Сами патриоты, увлеченные миссионерскими идеалами, даже не дают себе отчета в том, что люду, на самом деле, глубоко наплевать на эту самую историческую миссию. Как наплевать ему и на великое государство, требующее огромных жертв и не дающее ничто взамен. И как лишь такое государство начинает трещать по швам, посреди русских людей находится слишком не много энтузиастов, готовых встать на его защиту (настоящую защиту, а не на сотрясение воздуха и брызганье слюной перед телевизором).

Вот потому Союз так просто разрушениеился – вопреки патриотическим упованиям на людную преданность собственной величавой стране. Хотя перед сиим казалось, что советские граждане никогда ничто подобного не допустят. И данные мартовского референдума, вроде бы, оправдывали такие надежды. Тем не наименее, Союз «отменили» очень быстро, и страна от этого не взбунтовалась. Народные волнения потом были, но по чисто экономическим причинам, из-за быстрой инфляции. Патриоты, конечно же, выставили тогда красные знамена – чем лишь дискредитировали протестное движение в глазах большинства. Всякие упования на то, что «обманутый» люд вот-вот поднимется и сметет «банду Ельцина», мстя за свою порушенную Державу, не оправдались (о чем потом с горечью излагал в своих опусах тот же патриот Проханов). Нынешние призывы и мечты по восстановлению Союза (или просто по возрождению империи) исходят, опять же, от патриотических идеологов, не имея ничто общего с массовыми настроениями. Естественно, сидя на диване, наш гражданин вполне может поддаться таким воззваниям и помечтать о великих делах, но вряд ли стоит ожидать, что ради этого он поднимется на смертный бой. Да и сами патриотические идеологи тоже далековато не всегда готовы оторваться от дивана или от компа.

Обвинять наш люд в пассивности здесь не стоит. Державное бремя быстро утомляет. Такое, например, было с японцами. Показательна в этом плане трагическая судьба известного японского драматурга Юкио Мисимы. Как известно, Мисима, считавший себя истинным самураем, не смог смириться с проамериканским курсом собственной страны. Вместе с группой единомышленников он проник на военную базу и обратился с огненной патриотической речью к бойцам-соотечественникам, призвав их совершить восстание. Его речь боец не воодушевила, и тогда писатель-самурай, разочаровавшись в соотечественниках, покончил жизнь самоубийством. Поступок, кстати, достойный. Жаль, что у нас в стране этому примеру в свое время не последовали те патриоты, что сейчас из кожи вон лезут, доказывая свою преданность величавой державе и проклиная почем зря «уродцев-предателей». Так было бы, по последней мере, честнее. Ведь тяжело смотреть на ноющих державников, не способных выигрывать сражения и прикрывающих свою политическую несостоятельность надрывным и бесплодным пафосом.

Сейчас это державное нытье опять врубается в повестку дня, перемежаясь, как всегда, с грозными предостережениями и пафосными воззваниями о недопустимости разрушениеа страны. К этому хору по инерции присоединяется большая часть русских националистов. В итоге опять повторяется знакомая картинка. Точно так же, как ранее, борцы за единую страну пребывают в убежденности, что люд будет на их стороне, а все деструктивные тенденции исходят от жалкой кучки либеральных «подонков». В число этих «подонков» могут включаться и представители действующей власти, но в силу соответствующего для наших патриотов когнитивного диссонанса содержание собственных заявлений никогда не рассматривается ими на предмет логической состоятельности (ведь и Горбачев был для них «предателем», и выступавшие против него тогдашние либералы).

Основное заблуждение здесь, конечно же, по поводу настроений люда. Нет никаких оснований утверждать, будто для большинства обыденных граждан так называемое «единство страны» (в ее нынешних границах) является некоторой бесспорной ценностью, ради которой они готовы принести какие-то жертвы. Скажите, какое дело жителям Европейской части до Сахалина или Курильских островов? Дальний Восток для почти всех из них издавна уже стал экзотикой, тем наиболее что в наши дни российскому гражданину гораздо проще слетать на Канары, чем на Курилы. Стоит ли жителям Сибири беспокоиться об удержании кавказских республик в составе России, если там, на Кавказе, у них нет ни родственников, ни принадлежности, и ехать туда на отдых рискнет лишь безумный экстремал? А будут ли горевать жители Черноземья, если какая-нибудь дальная от них республика Тыва войдет с состав Монголии или Китая? Кто из них ощутит такую «утрату»? И кого из нас, признайтесь честно, эта самая Тыва тревожит? Попробуйте хотя бы с третьего раза отыскать ее на карте. А ведь эта республика сидит на дотациях, русских оттуда выдавили еще в 1990-х, и тамошняя молодежь по-нашему уже ни бельмеса не осознает.

Все это говорит о том, что миллионы простых русских граждан никак не увязывают свои текущие интересы с идеей бесспорного сохранения территориального единства, настолько драгоценного сердцу наших патриотов-державников. Я понимаю, что патриоты отыщут тысячу аргументов для обоснования собственной позиции, но эти аргументы, подчеркиваю, не имеют ни мельчайшего отношения к нуждам и запросам обыденных людей. Поэтому в сложившейся ситуации всем, кому не безразлична судьба русских граждан, следовало бы критически осмыслить эту назойливую державную философию. Если разрушение РФ объективно неизбежен, то необходимо думать не о том, как ему противодействовать, а о том, как сделать данный процесс наинаименее болезненным для российского люда. И даже – как сделать его Выгодным русскому люду.

Естественно, если кому-то хочется еще раз потратить энергию на «противодействие» разрушениеу – тому, как говорится, и флаг в руки. Мы такую «борьбу» уже проходили, и я абсолютно уверен, что и на этот раз ничто необычного на данном направлении не случится. Крика будет много, итога – никакого. Кто все еще колеблется, тому предлагаю не забивать голову вопросом о том, какие силы попытаются страну разрушениеить. Зная, каким богатым может быть воображение наших патриотов, могу допустить сотню самых разных гипотез. Лучше ответить на вопросец: какая сила этому разрушениеу помешает? Вот тогда в голове все встанет на свои места.

Олег Носков

ШИРОПАЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Театральный режиссёр Сергей Ервандович Кургинян дал мастер-класс художественного чтения и “серьёзного” “аналитического” “мышления”.


Прокоментить:

Руклинок.инфо (c) | © 2009-2018 | Копирование материалов на другие сайты разрешено только с обратной ссылкой. | О развале страны без эмоций